Подземные карлики убили пятерых археологов

Чёрные ка́рлики

— остывшие и вследствие этого не излучающие (или слабоизлучающие) в видимом диапазоне белые карлики. Представляют собой конечную стадию эволюции белых карликов в отсутствие аккреции.

В настоящее время в астрономической литературе термин «чёрный карлик», как правило, не используется, такие объекты именуются белыми карликами (WD).

Массы чёрных карликов, подобно массам белых карликов, ограничиваются сверху пределом Чандрасекара, нижний предел массы определяется скоростью эволюции звёзд главной последовательности в белые карлики и скоростью последующего остывания.

Современные модели (2006 г.) остывания белых карликов предсказывают, что белые карлики, образованные при эволюции первого поколения звёзд (возраст ≈13 миллиардов лет) должны в настоящее время иметь температуры фотосферы ≈3200 K и блеск в ≈16 абсолютных звёздных величин, то есть быть весьма тусклыми объектами. Они рассматриваются в качестве одних из кандидатов-компонентов скрытой массы, входящей в состав массивных компактных объектов галактических гало (MACHO)[1]. Одним из примеров таких «остывших» объектов является белый карлик WD 0346+246 с температурой поверхности 3900 K[2].

Чёрные карлики, как и массивные коричневые карлики, находятся в состоянии гидростатического равновесия, поддерживаемого давлением вырожденного электронного газа их недр.

Встречи с загадочным красным карликом в Детройте

Во всем мире у разных культур можно найти старинные легенды и предания о маленьком народце: эльфы, феи, гномы, гоблины, тролли, дуэнде и тд. Легко представить себе этих существ в вересковых пустошах Британии, Ирландии или Шотландии, зеленых равнинах Исландии, в Альпах или в уральских пещерах.

Но американский Детройт? Вместе с тем тут их видят регулярно на протяжении уже нескольких сотен лет.

Первые истории про местных карликов связаны с индейским племенем оттава, которые жили в местности, ставшей впоследствии территорией штата Мичиган, а позже городом Детройт. Этих маленьких существ по французски назвали Nain Rouge («Красный карлик»). Они были озорными, но вместе с тем уважаемыми духами природы и защитниками земли.

Когда в эту местность пришли первые французские поселенцы, они связали этих красных карликов с французским фольклорным существом по имени Лютин (Лютен), аналогом домовых или гоблинов. С развитием общества американский образ карликов-лютинов претерпевал изменения, становясь нечистой силой и предвестниками несчастий.

Те, кто встречался с красными карликами, описывали их как человечков размером с маленького ребенка, с красными сморщенными лицами и горящими глазами. Зубы у них были желтые и гнилые, а одевались они в лохмотья, колпаки и меховые сапожки. Иногда их описывали как существ без одежды, но полностью покрытых густыми волосами.

Казалось бы образ этих существ сугубо фольклорный, но рассказы о встречах с ними не слишком похожи на сказку, а описываются как встречи с реальными существами.

Один из таких случаев датируется 10 мартом 1701 года и связан с праздником, устроенным основателем Детройта — Антуаном Ломе де Ламот де Кадильяком. Рассказывается, что во время праздника внезапно явилась гадалка с черной кошкой и по ладони предсказала Кадильяку, что он будет основателем большого города, но на месте этой колонии также прольется немало крови.

А еще гадалка попросила его ни в коем случае не обижать живущих в этих местах красных карликов, иначе все обернется очень плохо. Но Кадильяк лишь посмеялся над словами старухи. Однако годами позже Кадильяк лично столкнулся с одним из карликов во время прогулки с женой. Сначала они услышали как двое местных жителей говорят, что видели рядом красного карлика и что это плохой знак. Кадильяк конечно же посмеялся над их словами.

Но вдруг красный карлик возник прямо у него под ногами. У существа была красно-черная шерсть, ожесточенные красные глаза и крупные кривые устрашающие зубы. Кадильяк напал на существо с тростью и ударил его по голове, закричав, чтобы оно убиралось, но существо словно не заметило удара, громко засмеялось и убежало.

После этой жуткой встречи Кадильяк начал страдать словно от страшного проклятия, несчастья преследовали его по пятам, недруги за его спиной строили свои коварные интриги и вскоре Кадильяк был отозван во Францию и заключен в Бастилию. Впрочем просидел он там недолго и умер лишь спустя 10 лет в звании мэра муниципалитета Кастельсарразена.

Почти в то же время, когда красный карлик напал на Кадильяка в Детройте, это существо в тех же местах видело еще несколько людей. Один фермер напугано уверял, что видел его на крыше своего сарая, другой утверждал, что карлик лазал в окно его сарая и похищал кур.

Следующий случай массового наблюдения этого существа случился 30 июля 1763 года во время сражения 250 британских солдат с 400 индейцами, случившемся на притоке реки Детройт под названием Bloody Run (Кровавый ручей). Сама битва в истории носит название «Битва у Кровавого ручья» и индейцы в ней разгромили попавших в засаду британцев, убив в ближнем бою более 60 солдат, в том числе командира.

Многие из выживших солдат впоследствии уверяли, что видели на берегу ручья сидевшего красного карлика, который устроился там как зритель и словно в нетерпении ждал начала бойни. А уже после битвы его якобы видели радостно прыгающим и танцующим среди трупов солдат.

Репутацию красных карликов как предвестников несчастий поддержал катастрофичный пожар в Детройте в 1805 году, уничтоживший половину города. За несколько дней до начала пожара будто бы видели в городе красного карлика, а во время самого пожара несколько человек рассказали, что видели карлика, танцующего в огне пожарища.

В августе 1812 года во время Битвы при Детройте ухмыляющегося в тумане красного карлика видел проигравший сражение генерал Уильям Халл.

В октябре 1872 года жительница Детройта Джейн Дэси рассказывала, что однажды возвращалась с посиделок вечером в свой дом на Элизабет-стрит и буквально столкнулась с низкорослым существом «с кроваво-красными глазами, длинными зубами и с копытами на ногах». Существо сидело в углу комнаты в ее доме и встреча с ним шокировала женщину настолько сильно. что некоторое время она пролежала в кровати, болея.

В 1884 году еще одна женщина была жестоко избита неизвестным, который напал на нее ночью. когда она шла по улице. Существо по ее словам выглядело как «рогатый бабуин с блестящими глазами и дьявольской ухмылкой на лице».

С приходом ХХ века наблюдения существа стали немного реже, но не исчезли. В 1967 году существо несколько раз видели до начала знаменитого Детройтского восстания — массового городского бунта с беспорядками, убийствами и насилием, начавшегося после налета полиции на нелегальный бар и продолжавшегося пять дней. Один из свидетелей видел загадочное существо, которое «делало сальто и кульбиты» на 12-й улице во время полицейского налета на злополучный бар.

В 1976 году двое рабочих рассказали, что видели красного карлика на вершине столба во время одной из самых страшных в истории города метелей, случившейся в марте месяце. Сначала они думали, что это ребенок и побежали ему на помощь. Но ребенок внезапно быстро спрыгнул на землю и убежал и рабочие уверяли, что разглядели его и это был красный карлик.

В 1996 году сообщалось про двух человек, которые вечером выходили из ночного клуба и вдруг на улице увидели нечто, похожее на маленького горбуна в грязной оборванной старой шубе. Существо быстро убежало и издавало звук, похожий на карканье.

В 2020 году житель Детройта и пользователь блогов Reddit под ником theinfamous99 рассказал еще про два случая наблюдения красного карлика. В первом случае существо видела его тетя, когда была еще маленькой девочкой. Она считала его гномом, но чувствовала от него что-то злое.

Она говорила, что видела его в похоронном доме, а потом существо хотело, чтобы девочка пошла за ним в темный подвал. Это так напугало его тетю, что с тех пор она везде носила крестик и боялась встретить этого гнома до самой своей смерти.

Другой случай был связан с подругой его старшей сестры. Однажды она рассказала, что на автобусной остановке за ней бегало очень злое маленькое существо. Она описала его как гнома в красной остроконечной шапочке.

Легко заметить, что наблюдение красного карлика в Детройте почти всегда связано с какими-то массовыми катастрофами или несчастьями. Не является ли это существо или существа аналогом Человека-Мотылька из Пойнт-Плезант, который по одной из версии подпитывался человеческим горем и энергией, выделяемой от гибели множества людей и поэтому ждал обрушения Серебряного моста? Красный карлик, судя по приведенным сообщениям, тоже радовался когда гибли и страдали люди.

Независимо от того, является ли красный карлик злобным существом или озорным духом природы, каким считали его индейцы, в наши дни он присутствует в жизни жителей Детройта в основном в виде талисмана города и стал героем городских парадов, во время которых люди наряжаются в костюм красного карлика.

Фигуры динозавров и человека на камнях Ики

Камни Ики, собранные доктором Хавьером Кабрерой около поселения Ики в Перу, демонстрируют невероятные картины. На этих древних рисунках отчетливо видно, что люди сосуществовали вместе с динозаврами. В то время динозавры походили на домашний скот или даже питомцев человека. Отношение человека к динозаврам было совсем не таким, как у современных людей.

Учёные считают, что динозавры исчезли 65 миллионов лет назад. Так кто же сделал эти рисунки?

Картины, вырезанные на этих камнях, очень загадочные. На одном из камней изображён человек верхом на трицератопсе с топором в руке, на другом человек едет на спине птерозавра.

На этих каменных рисунках изображены почти все наиболее известные виды динозавров, причём вместе с людьми. Можно прийти к выводу, что динозавры играли немалую роль в жизни этих людей.

Великаны и карлики — не легенда, а реальность.

Известно, что рост тиранозавра примерно равен трёхэтажному зданию. Но на всех камнях динозавры изображены не намного крупнее людей.

Например, соотношение размеров трицератопса и его всадника соответствует пропорциям человека, сидящего на быке или буйволе. Так что это означает? Возможно, люди, жившие в эпоху динозавров, были очень большими, то есть теми самыми легендарными «великанами».

Хотя эта идея, на первый взгляд, трудна для восприятия, но если размах крыльев у стрекоз в эпоху динозавров был больше метра, то предположение о том, что люди в эту эпоху были гигантами, вполне вероятно.

Войти на сайт

Свидетельств присутствия на нашей планете «маленьких народцев» довольно много.

На островах Полинезии и Микронезии обнаружено множество мегалитических памятников: дольмены ( коренное население, адыгейцы и абхазы называли дольмены — «испун» и «спыун» (дома карликов ) , разрушенные временем храмы, каналы, затопленные морем города. Постройку этих древних сооружений полинезийцы приписывают карликам-менехунам.

Любую работу они делают играючи, за одну ночь, и кончают до восхода солнца. Для них нет трудной работы.

У африканского племени догонов и у других соседних племен имеются легенды о карликах-иебанах. Иебаны – потомки бледного лиса Йогуру и Земли, появившиеся в результате кровосмешения. Карлики, отпрыски первых бессмертных богов, считаются древнейшим населением страны догонов. Именно иебаны добыли огонь, нашли в земле металлы, стали первыми кузнецами и построили дольмены. У них маленькое тело и огромная голова, почему-то повернутая назад. Карлики и сейчас живут в пещерах или под землей, прячась от солнечного света и людей. Увидеть этих малюток и даже побеседовать с ними могут только посвященные догоны.

Много преданий о карликах сохранилось и в Южной Америке. На Юкатане индейцы верили в низкорослых божеств – алушей. Ростом приблизительно в один фут, они выглядели как маленькие дети, тем не менее их головы украшали бороды и короны, сделанные из глины. Они были весьма многочисленны, обитали в горах и имели сообщение с миром людей. Одной из магических способностей алушей было насылание злых ветров, которые приносят болезни и бедствия.

Лесные человечки чанеки, по поверьям индейцев, являются черными и белыми карликами, которые обитают в пещерах, покровительствуют животным и избегают людей. Мигель Коваррубиас, исследователь истории Центральной Америки, писал:

Чанеки – это очень древние карлики с детскими физиономиями, двух футов ростом, духи джунглей, хозяева рыбной ловли и игры, они обитают в пещерах или под водопадами, где прячут самое лучшее зерно и свои сокровища; они дикие и представляют опасность для человеческих существ, но в то же время могут вызвать дождь, если их попросить об этом.

Карликам приписывают способность принимать любой облик по своему желанию, а также способности к колдовству.

Крупнейший специалист по доисторическому прошлому Канарских островов француз Р. Верно писал, что в глубокой древности на островах архипелага жил малорослый и темнокожий народец, оставивший многочисленные наскальные рисунки и надписи, которые все еще не расшифрованы. И только гораздо позже на смену карликам пришли не менее загадочные переселенцы: высокие, голубоглазые, светловолосые гуанчи.

Упоминается о карликах и в легендах о Геракле. Когда он победил ливийского великана Антея и отдыхал после борьбы с ним, жившие в песках карлики вылезли из своих подземных нор и в полном вооружении напали на него. Они хотели отомстить за поражение Антея, так как были, подобно ему, детьми земли. Геракл, проснувшись, собрал их всех в свою львиную шкуру и унес с собою. Дальнейшая судьба «лилипутов» неизвестна.

Геродот рассказывал о маленьких «пещерных эфиопах» и о том, как их уничтожили предки сегодняшних туарегов Сахары – наездники-гараманты:

Там обитают люди по имени гараманты, весьма многочисленное племя… эти гараманты охотятся на пещерных эфиопов на колесницах, запряженных в четверку коней. Ведь пещерные эфиопы – самые быстроногие среди всех людей, о которых нам приходилось когда-либо слышать. Эти пещерные жители поедают змей, ящериц и подобных пресмыкающихся. Язык их не похож ни на какой другой: они издают звуки, подобные писку летучих мышей…

Француз Анри Лот, досконально изучивший знаменитые наскальные петроглифы Тассили (Сахара), утверждал, что среди изображений очень часто встречаются рисунки людей карликового роста с круглыми непропорционально большими головами, украшенными «рогами». Он назвал эти загадочные изображения «стилем круглоголовых», или «стилем бесенят», считая их одними из древнейших в Сахаре (по его мнению, они сделаны около 8–10 тысяч лет назад). На более поздних наскальных рисунках встречаются и изображения колесниц наездников-гарамантов (упоминаемых Геродотом), которые охотятся на убегающих «пещерных эфиопов», или «троглодитов», как их часто называли многие античные авторы.

Средневековые сказки «Тысяча и одна ночь» повествуют об экспедиции в Северную Африку, предпринятой арабами в поисках опечатанных «печатью Соломона» сосудов, в которых якобы были заключены непокорные джинны. Во время своего путешествия они встретили в горах Атласа одно древнее племя, спасшееся от Всемирного потопа и из страха перед очередным катастрофическим наводнением поселившееся в горах. Вождь маленького народца негров, одетых в шкуры животных и разговаривающих на неведомом языке, через проводников объяснил удивленным путешественникам, что его народ, несмотря на свой карликовый рост, не имеет родства с джиннами, а происходит от праотца Адама по линии Хама.

Викинги столкнулись с людьми карликового роста при колонизации Гренландии и земли Винланд (Ньюфаундленд) в начале XI века. Они называли маленьких аборигенов словом «скрелинги», которое можно перевести с норвежского и ирландского языков как «сморщенный крикун». «Сага об Эрике Рыжем» описывает их так:

Это были маленькие и коварные людишки. У них были большие глаза, скуластые лица и жесткие шевелюры.

Жестокие викинги безжалостно уничтожили малочисленное племя.

Согласно скандинавским мифам, карлики произошли из червей, зародившихся в трупе первозданного великана Имира, который сам образовался из паров воды и земли. Имировым червям боги даровали человеческие формы и разум – так появилось племя карликов.

Удивительные предания о Стране Вечной Юности существуют в Англии, Шотландии, Уэльсе, Ирландии и Оркнейских островах. Ночью, как утверждают легенды, в определенное время года раскрываются холмы и льющийся из них неземной свет манит случайных путников в страну сидов-карликов, которые ушли жить под землю в стародавние времена. Они также живут на островах Обетованной земли и иногда посещают своих сородичей. Карлики владеют мудростью и обладают несметными сокровищами. Профессор А. А. Смирнов пишет о сидах как о реально существующем народце:

Бессмертны они или только обладают даром долголетия – трудно установить. По-видимому, они не знают естественной смерти, но могут погибать в бою. Им присуща также способность менять свою наружность или становиться невидимыми. Часто они покидают свое обиталище и вмешиваются в жизнь людей.

В ирландских сказаниях имеется информация о людях, взятых сидами в Страну Юности. Эти люди попадают на остров, в огромный замок, что стоит «на ногах из белой бронзы». Время там течет медленнее, чем на Земле. Людям кажется, что они провели в замке всего лишь год, но когда после долгих уговоров сиды отпускают похищенных, те уже не встречают своих родственников, поскольку на Земле проходят века.

В 1850 году сильнейшая буря вскрыла верхний слой почвы на поросших травой холмах, расположенных на берегу Скара Бэр (Оркнейские острова). Местные жители обнаружили в одном из холмов удивительное жилище: каменная кладка стен, миниатюрные кровати, шкафчики, низкие потолки и дверные проемы. Все это было сделано для людей, ростом не выше одного метра. Спустя десятилетия английские археологи раскопали загадочное поселение и обнаружили под землей целый городок карликов эпохи позднего неолита. Жилища преднамеренно строились как подземные убежища. Сначала из каменных плит возводились стены, затем из дерева делался потолок, который перекрывался камнями, слоем земли и торфа. Для входа оставлялось небольшое отверстие. Внутри помещений находился очаг, обложенный камнями. Маленькие шкафчики для домашней утвари были сделаны из каменных плит. Над каменными кроватями сохранились остатки балдахинов. Все подземные жилища были связаны между собой переходами, по которым перемещались обитатели городка.

Куда ушли люди-карлики, неизвестно. Очевидно, они покинули свои жилища в спешке и даже не захватили с собой пожитки. В каменных шкафчиках аккуратно сложены украшения, посуда, каменные орудия труда и оружие. Археологи обратили внимание на одну странную деталь: на полу комнат и в проходах лежали кучки песка. У местного населения до сих пор существуют поверья: каждый, кто без разрешения вторгнется в жилище маленького народца, превратится в песок, а свидетели этого происшествия забудут свое имя и будут скитаться в поисках потерянной памяти. Люди верят, что эти маленькие существа, пытаясь сохранить свой род, могут утащить ребенка прямо из колыбели. Некоторые из похищенных детей через несколько лет возвращаются в мир людей, но не могут привыкнуть к обычной жизни, навсегда оставаясь «странными». До сих пор жители острова кладут в постель малышам кусочки железа, которое, как они утверждают, обладает магической властью над народом карликов.

В донских степях в районе Второго Власовского могильника археологи Воронежского университета раскопали невысокий курган эпохи бронзового века и при снятии насыпи обнаружили загадочный лабиринт ветвистых, пересекающихся ходов с ровными полами, прямыми стенами и вертикальными вентиляционными колодцами. Все лазы сходились к центру, к большой прямоугольной яме, в середине которой находился некий каменный или деревянный объект, возможно, идол. Для освещения помещения древние жильцы использовали факелы, на что указывали многочисленные вкрапления обгоревших угольков на полу проходов. Необычность этого подземелья состояла в том, что подземные ходы и лазы были слишком малы для передвижения даже очень невысокого человека. Ученые реконструировали помещения кургана и пришли к выводу, что в таком подземелье могли жить только очень маленькие существа – ростом до 80 сантиметров и весом около 25 килограммов.

Из-за отсутствия средств изучение подземелья приостановили, и только через двадцать лет Николай Прохоров, один из участников предыдущей экспедиции, организовал новые раскопки необычного кургана. С помощью аэрофотоснимков и фотографий, сделанных из космоса, было установлено, что в этом же районе располагаются еще три «полых» холма.

В июле 2001 года исследователи прибыли на место раскопок. Попытки нанять рабочих в ближайшей деревне Большие Сопельцы, несмотря на безработицу, ни к чему не привели. Местные жители наотрез отказались от работы в этом лесу, утверждая, что там «нечисто». На следующее утро рядом со своей подушкой Прохоров обнаружил отрубленную конскую голову. Дежурный по лагерю ничего подозрительного ночью не видел. Полог и стенки палатки остались неповрежденными. В это же время полностью разрядились аккумуляторы у «Нивы» и грузовика «УАЗ», сели батарейки в фонариках, транзисторном приемнике, сотовом телефоне, а также во всех электронных часах. Встревоженные участники экспедиции быстро свернули лагерь, «кривым стартером» завели грузовичок, взяли на буксир «Ниву» и уже вечером были в Воронеже.

А ночью пятеро из семи участников неудавшихся раскопок оказались в токсикологическом отделении больницы с признаками сильного отравления. Врачам удалось спасти только двоих – Прохорова и Ирину Писареву, трое остальных скончались. Еще двое умерли дома, так как из-за отсутствия в квартирах телефонов вовремя вызвать скорую помощь не удалось. Врачи посчитали причиной смерти отравление грибами, хотя Прохоров утверждал, что грибов ни он, ни другие участники экспедиции не ели. Что случилось с людьми в районе раскопок и какое проклятие наложено на это место, неизвестно.

Предания о карликах широко распространены и у других народов Европы. Упоминается о необычных существах в «Старшей» и «Младшей Эдде». Известный исследователь древне-исландских мифов М. И. Стеблин-Каменский пишет:

Они живут в камне или под землей и превращаются в камень, если на них попадает солнечный свет. В древнеисландском языке есть даже специальный глагол, который значит «превращаться в камень, будучи застигнутым рассветом»… О них известно, что они – хранители сокровищ, искусные мастера и владетели мудрости. Карлики, согласно «Эддам», принимали участие в войне богов, вызвавшей ужасные катастрофы.

Гном – карлик, фантастическое существо в западноевропейской мифологии, обитающее в недрах земли и гор и охраняющее подземные сокровища и клады. Гномы часто упоминаются в сказках, в эпической поэзии.

В германо-скандинавской мифологии эльфы – духи природы, населяющие воздух, землю, горы, леса. Иногда различаются «черные» (мары) и «светлые» эльфы. Последние в народных поверьях обычно представляются как благожелательные к людям, легкие, воздушные существа, ведущие веселые хороводы при луне. Черные эльфы носят одежды сумрачных цветов и показываются только ночью; сами они, несмотря на свой детский рост, стары и безобразны. Все описания отмечают их сморщенные лица, большие носы, блестящие глаза, несоразмерные части тела, горбы на спинах.

В немецких мифах упоминаются нибелунги – народец карликов, владельцы и хранители сокрытых в земле сокровищ. Другое название карликов – цверги (цвейги). Они обитают в неприступных пещерах, глубоких ущельях гор. Это горные духи, жители подземелий, не освещаемых солнцем. Лица у них истощенные и мертвенно-бледные, как у покойников. Народные сказания представляют их искусными кузнецами или рудокопами, добывающими благородные металлы.

У осетин существуют предания о народе карликов-бицента, живущих в море. Их наделяют сверхъестественными способностями. Карлик одним взглядом способен повалить огромное дерево. Кроме того, осетины утверждают, что предки кавказских народов – мифические нарды, которые вышли из моря и дали людям знания и культуру.

Адыгейцы считают, что дольмены, которые расположены в горах вдоль побережья Черного моря, построили карлики. Их легенды рассказывают о войне хитрых карликов с могучими, но глуповатыми великанами. Карлики победили и заставили великанов построить для себя дома из многотонных плит и камней. Действительно, входы в эти загадочные мегалитические сооружения, сделанные в виде небольшого круглого отверстия, слишком малы для обычного человека.

В славянской мифологии и русских преданиях имеется множество сведений о «карликовом» народе. Например, гмуры живут в горах и пещерах. Их еще называют гомозулями и гномами, что означает «большеглазые человечки», а также «люди-духи». Эти мастера-кузнецы, знающие все тайны гор, очень похожи на обычных людей, но только меньше ростом, поэтому им удобно ходить по подземельям. Когда карлики выходят на поверхность земли, они не могут смотреть на свет своими огромными глазами, им приходится щуриться и хмуриться. Из-за этого гмуров прозвали «хмырями».

Гмурли – маленькие человечки, похожие на лягушек. Они обычно живут на холмах и по берегам рек и болот. Карликов, живущих на болотах, славяне называли хмырями болотными. Они делают хмельной напиток из плодов шиповника.

Существует и особый вид карликов – паны. Они ниже гмуров, глаза их еще больше. Безволосые, они напоминают нетопырей. Панами с древнейших времен управляют птицелюди подземного мира – могули. В отличие от гмуров, паны не обрабатывают металлы и равнодушны к золоту.

Альвы (альвины, албасты) – родственники гмуров, только не любят подземелий. Эти мудрецы и волшебники приходили к людям и учили их волшебству и тайным наукам. Но ныне альвов осталось совсем мало, они почти все погибли от гнева владык тьмы. Легенды повествуют, что где-то в океане есть волшебный остров, куда они переселились, но туда нет дороги для обычных людей. Там альвов никто не беспокоит, они питаются фруктами, поют песни и никогда не старятся.

В. Н. Демин в книге «Загадки Урала и Сибири» приводит многочисленные сведения о подземных жителях, населявших в незапамятные времена уральские и сибирские просторы. У народов севера России карликовые подземные жители называются по-разному – сииртя, сихиртя, сирте. Русский ученый Александр Шренк, путешествуя по северо-востоку Европейской части России, писал:

В прежние времена (когда страна эта еле-еле была известна) она была обитаема совершенно другим племенем, нежели которые заселяют ее теперь. Племя это, равно и многие другие, говорящие не русским языком, известно у русских под общим названием «чуди», то есть чужого народа. Самоеды называют их «сирте» и с уверенностью говорят, что они жили в этой стране до них, но что потом они ушли, будто под землю.

Так, один самоед Малоземельской тундры рассказал мне, что в настоящее время сирты живут под землею, потому что они не могут видеть солнечного света. Хотя они говорят своим собственным языком, однако ж они понимают и по-самоедски. «Однажды, – продолжал он, – один ненец (то есть самоед), копая яму на каком-то холме, вдруг увидел пещеру, в которой жили сирты. Один из них сказал ему: «Оставь нас в покое, мы сторонимся солнечного света, который озаряет вашу страну, и любим мрак, господствующий в нашем подземелье; впрочем, вот дорога, которая ведет к богатым соплеменникам нашим, если ты ищешь богатств, а мы сами бедны»». Самоед побоялся следовать по указанному ему мрачному пути, а потому скорее закрыл вырытую им пещеру. «Но известно, – продолжал рассказчик, – что сирты большей частью богачи: у них чрезвычайно много серебра и меди, железа, олова и свинца. Да и как им не иметь всего этого, когда они живут под землею, откуда, как говорят, все эти предметы добываются».

Этнограф Н. Е. Онучков в начале XX века сообщал о неких дивьих народах, обитавших на территории современного Урала, которые жили в подземельях и владели «тайной силой»:

Культура у них величайшая, и свет у них в горах не хуже солнца. Дивьи люди небольшого роста, очень красивы, с приятным голосом, но слышать их могут только избранные. Они предвещают людям разные события.

Согласно местным преданиям, «дивьи люди» (чудь, сирты) до сих пор живут в подземных городах и лишь изредка выходят на поверхность. Примечательно, что в Ирбитском районе Свердловской области были найдены пещеры непонятного происхождения, которые очень похожи на искусственные и слишком тесны для обычного человека. В 2004 году в Тобольском Заболотье Тюменской области местные охотники нашли рядом с курганами миниатюрные человеческие черепа. Они явно принадлежали взрослым особям, поскольку зубы были стерты от длительного пережевывания пищи. По оценкам специалистов, рост этих людей при жизни не превышал полуметра.

На Руси древний народ, который ранее жил на Уральских горах и Восточной Сибири, называли «чудь белоглазая», «чудь подземная», «лопь белоглазая», «дивьи народы». Некоторые сказания дошли до наших времен:

Жила будто бы много тысяч лет назад на Уральских горах чудь белоглазая. И был будто бы у чудского народа один на всех топорик. Ежели надобно какому-нибудь чудину топорик, он кричит на соседнюю гору, и топорик ему тот перебрасывает с горы на гору. А когда пришли русские на Урал и услышала чудь колокольный звон, то выстроила себе в глухих местах подземные убежища. Но и в леса проникли русские. Тогда чудь подрубила столбы своих подземных жилищ и сама себя похоронила.

Сказания о карликах сохранились у алтайских староверов:

Вот здесь и ушла Чудь под землю. Когда Белый Царь пришел на Алтай воевать, и как зацвела Белая Береза в нашем краю, так и не захотела Чудь оставаться под Белым Царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время, и придут люди из Беловодья и дадут всему народу Великую науку, тогда придет опять Чудь, со всеми добытыми сокровищами.

Реальность существования племен карликов подтверждает ряд необычных археологических находок.

В 1996 году в окрестностях города Кыштым (Челябинская область) было найдено живое существо размером с грудного младенца, которое удивительно точно походило на сохранившиеся изображения чудских рудокопов. Карлик отказывался от пищи и вскоре умер. Ученым не удалось исследовать образцы тканей и провести анализ ДНК: по одним данным, трупик купил некий бизнесмен, по другим – его забрали с собой сотрудники спецслужб. Так или иначе, «кыштымский карлик» бесследно исчез, как это часто бывает с необычными находками, способными существенно изменить наше мировоззрение. Загадочное существо видели десятки местных жителей, поэтому вполне вероятно, что люди-карлики все еще живут где-то в горах Урала.

В 2004 году на острове Флорес (Индонезия) работала группа палеонтологов из Австралии и Индонезии под руководством Петера Брауна. В глубокой пещере ученые обнаружили череп и кости неизвестного прежде вида человека ростом менее одного метра. Найденные останки безусловно принадлежали взрослой прямоходящей особи. Объем черепной коробки составлял 380 кубических сантиметров (у обычного человека около 1500 кубических сантиметров). Вес живого карлика мог равняться 30 килограммам. Зубы у загадочного существа были не обезьяньи, а вполне человеческие. По мнению ученых, возраст находки составляет 13–18 тысяч лет. Рядом с почти целым скелетом сохранились фрагменты костей еще нескольких подобных особей.

У местного населения острова сохранились предания о маленьких человечках, которых называли «эбу-гого», что переводится как «всеядные или прожорливые бабушки». Последних представителей карликов видели всего лишь сто лет назад: по описаниям, эти лесные жители примерно метрового роста, длинноволосые, с округлыми животиками, длинными руками и пальцами. Они разговаривали между собой на своем языке тихими голосами и способны были, как попугаи, повторять человеческие слова. У представителей этого народца никогда не видели каменных или других орудий труда, а также оружия. Они ели все в сыром виде – овощи, фрукты, мясо (в том числе и человеческое). Иногда эбу-гого воровали с полей урожай, но когда они украли маленького ребенка и съели его, местные жители отогнали карликов подальше от жилья.

В трехстах километрах от Лимпопо (Африка) на вершине холма расположена загадочная крепость. Ее более 150 лет назад обнаружил охотник на слонов Адам Рендер. В 1871 году исследованием комплекса древних сооружений занимался немецкий ученый Карл Маух. Племена татабеле, проживающие в этом районе, называли древние руины «Зимбабве». Цитадель состоит из массивной башни и стены, которая кольцом опоясывает значительное пространство. Коническая 15-метровая башня представляет собой гигантский монолит без входа и внутренних помещений. Стена цитадели высотой около 10 метров сооружена из огромных камней и имеет толщину 4–5 метров. Каменные глыбы строители поднимали по склону холма и старательно подгоняли друг к другу. Таким же способом сооружались в доисторические времена мегалиты, дольмены, расположенные на других континентах.

В стенах крепости вырублены лестницы, ступени которых настолько малы, что обычному человеку трудно уместить на них ноги. Первые исследователи Зимбабве сразу обратили внимание на то, что высота дверных проемов едва достигает полутора метров, а проходы в цитадели очень узки. А неподалеку оказались заброшенные шахты и штреки, входы в которые явно рассчитаны на людей очень небольшого роста. Вся прилегающая к Зимбабве территория изрыта древними рудокопами, добывавшими медь, железо и золото. При раскопках в крепости были найдены железные и медные артефакты, проволока и украшения из золота. Более древнее название этого поселения, расположенного в , что означает «Владыка рудников». Исследуя остатки деревянных конструкций у подножия каменных стен, ученые установили возраст сооружения – VI–VIII века н. э. Существует предположение, что это поселение принадлежало африканским пигмеям, племена которых до сих пор обитают в Африке, хотя их рост превышает размеры дверных проемов, лазов и высоту штолен в шахтах.

Странные миниатюрные сооружения есть и в Испании. В пещере, стены которой явно искусственно отшлифованы, найдены залы и проходы, которые настолько малы, что в них могут протиснуться лишь дети или люди-карлики. Пещера с культурными слоями каменного века полностью не исследована, так как проникнуть в нее обычному человеку крайне сложно.

В Ушмале, древнем городе индейцев майя, глазам археологов предстал так называемый Дом карликов. Это здание с такими маленькими входами и комнатами, словно их построили для пигмеев. Ученые выдвигали самые различные гипотезы, в том числе предполагали, что майя строили эти дома для духов или каких-то мифических существ, которым желали дать приют. Но, как известно, духи материальных следов своей жизнедеятельности не оставляют. Существует также мнение, что в этих местах когда-то жили племена карликов.

По мифологическим описаниям и легендам «фоторобот» карлика выглядит примерно так: человечек небольшого роста, с огромными круглыми глазами, которые на свету превращаются в щелочки; переносица расположена высоко на лбу; иногда имеется горб и загадочные «манипуляторы» вместо пальцев.

У многих народов мира встречаются загадочные статуэтки, рельефы, маски, которые значительно отличаются от изображений обычных людей. Наиболее характерная особенность этих древних «фотографий» – большие круглые глаза или прикрытые глаза-щелочки. Например, огромные очи деревянной маски африканского народа дан (Либерия) зачем-то прикрыты полоской белой ткани с прорезями. Такие «очки», вероятно, использовались, чтобы защитить привыкшие к темноте глаза от яркого солнечного света. Изображения лиц с прищуренными глазами характерны для культуры ольмеков, большеглазые существа присутствуют на артефактах из Японии, Новой Зеландии, Восточной Сибири и т.д. На древних наскальных рисунках и рельефах встречаются также изображения человечков, которые по своим размерам значительно уступают находящимся рядом людям или животным.

Южнее знаменитого плато Наска (Перу) обнаружено наскальное изображение существа весьма хрупкой комплекции с непропорционально большой головой и огромными круглыми глазами. Уфологи считают, что это древний рисунок инопланетянина. Но у «серых карликов», которых наблюдали свидетели в наши дни, глаза обычно имеют форму эллипсоида. Кроме того, у перуанского карлика вместо пальцев изображены странные отростки – как на рисунке эльфа из Ретры и на статуэтке культуры Дземон (Япония). Вероятно, это все-таки изображение одной из разновидностей карликов.

Многочисленные сведения о народце карликов, сохранившиеся в преданиях разных народов, – далеко не сказки. Как известно, легенды на пустом месте не возникают. В незапамятные времена маленькие человечки, вероятно, действительно существовали на Земле.

И вполне возможно, они все еще живут где-нибудь в отдаленных уголках нашей планеты…

Вальтер Скотт

Черный Карлик. Легенда о Монтрозе (сборник)

Черный Карлик

Глава I

Предварительная

{1}

Было ясное апрельское утро. Предыдущей ночью выпал сильный снег, и земля оставалась покрытой ослепительно блестевшим покровом дюймов на шесть глубины. В эту пору к гостинице «Уоллес» подъезжали двое всадников. Один из них был рослый мужчина крепкого сложения, в сером кафтане, широких дорожных шароварах из толстого сукна, в клеенчатой шляпе и высоких сапогах, а в руке у него был здоровенный хлыст в серебряной оправе. Ехал он на крупной и сильной бурой кобыле с жесткой шерстью, но хороших статей; седло под ним было обыкновенного помещичьего фасона, а двойная уздечка — военного образца. Сопровождавший его человек был, по-видимому, слуга: он ехал на мохнатом сереньком пони, на голове носил мягкую синюю шапку, вокруг шеи был повязан большим клетчатым платком, вместо сапог был обут в длинные шерстяные чулки синего цвета, его руки были без перчаток и сильно перепачканы дегтем, а к своему спутнику он относился с почтительным вниманием, но без малейших признаков низкопоклонства и церемонности, свойственных людям его звания по отношению к представителям поместного дворянства. Напротив, они въехали во двор совсем рядом и чуть ли не в один голос произнесли следующую заключительную фразу своего разговора:

— Помилуй бог, коли такая погода долго продержится, что же мы будем делать с ягнятами!

Этого было достаточно для хозяина гостиницы: он вышел им навстречу, взял под уздцы господского коня, чтобы подержать его, покуда всадник слезал с седла; конюх между тем оказал ту же услугу другому приезжему, и трактирщик, приветливо проговорив: «Добро пожаловать, милости просим!», тут же осведомился, нет ли каких вестей с южных гор.

— «Вестей»? — сказал фермер. — Да вести-то все плохие. Дай бог как-нибудь уберечь овец, а что до ягнят, то их придется поручить охране Черного Карлика.

— Да-да, — подхватил, покачивая головой, старый пастух (ибо таково было звание слуги), — нынче ему будет довольно хлопот с дохлой скотиной!

— Черный Карлик? — отозвался мой ученый друг и покровитель

[1] мистер Джедедия Клейшботэм. — Это кто же такой будет?

— Ну, вот еще, — отвечал фермер, — неужто вы не слыхивали о Мудром Элши, Черном Карлике, о котором рассказывают столько всякой всячины? Я, впрочем, полагаю, что все это сущий вздор и враки, от начала и до конца.

— Однако же ваш отец крепко верил этому, — молвил старик, которому, очевидно, сильно не нравился скептицизм его хозяина.

— Он-то верил, Баулди, что и говорить! Но ведь это было еще в те времена, когда у нас и домовые водились, и прочая нечисть. Мало ли во что верили тогда, а теперь уж давным-давно никто не верит… с самых тех пор, как у нас выведена длинная овца.

— Тем хуже, тем хуже… очень жаль, что так! — сказал старый пастух. — Ваш батюшка, как я вам не раз говорил, был бы очень недоволен, кабы видел, что сломали старую башню и сложили из нее ограду для парка. А любимый его холмик, поросший мятликой, где он, бывало, сиживал по вечерам, укутавшись в плед, и так любил смотреть, как коровы возвращаются с поля в загон! Каково бы ему было видеть, что этот самый холмик теперь весь перепахан и засажен?

— Полно тебе, Баулди, — возразил фермер, — выпей лучше чарку, что подает тебе хозяин, и не ломай себе головы над теми переменами, которые происходят на свете, покуда сам ты здоров и благополучен.

— За ваше здоровье, господа! — молвил пастух. Он осушил свою чарку, заметил, что вино доброе, а потом продолжал: — Уж конечно, нашему брату не пристало судить о таких вещах, а все-таки я скажу, что славный был этот холмик, весь на солнышке, и мятлика на нем высокая, и куда как хорошо было бы приютить на нем ягнят в такое морозное утро, как, например, сегодня.

— Так-то так, — сказал фермер, — но ведь ты сам знаешь, что для длинных овец надо нам припасти кормовой репы и много для этого поработать и плугом и мотыгой, так уж тут некогда сидеть на пригорках да надеяться на Черного Карлика, как у вас делалось в прежние времена, когда водились одни только короткие овцы.

— Правда, правда, хозяин, — отвечал пастух, — но на коротких овец, я думаю, и расход был покороче.

Тут мой уважаемый и ученый

покровитель опять вмешался в разговор, заметив, что решительно никогда не мог разобрать, которые овцы длиннее, а которые короче.

На это фермер расхохотался во все горло, а пастух с удивлением вытаращил глаза и сказал:

— Да ведь это о шерсти говорится, о шерсти, а не о самой скотине, когда поминают про длину или короткость! Коли померить их спины, так, пожалуй, выйдет, что долгорунная будет покороче той, у которой короткое руно. Но нынче только шерстью и оплачивается земельная аренда, а на это немало нужно денег запасать.

— Да, Баулди говорит сущую правду, — заметил фермер, — покуда мы разводили коротких овец, цена на землю была не в пример дешевле. Мой батюшка платил за ферму всего шестьдесят фунтов в год, а мне она обходится в триста со всеми мелочами. Это так. Однако мне недосуг стоять да болтать по-пустому; хозяин, дайте-ка нам позавтракать да посмотрите, чтобы лошадей накормили как следует. Я хочу съездить к Кристи Уилсону, уговориться насчет цены, которую ему следует получить с меня за годовалых овец. На Босуэлской ярмарке мы с ним торговались, торговались, шесть кувшинов пива усидели и все не могли прийти к соглашению, все не состоялся торг… Боюсь, как бы и теперь даром не пришлось время потратить, пожалуй, от него толку не добьешься… Послушайте-ка, сосед, — продолжал фермер, обратившись к моему почтенному и ученому

покровителю, — коли вам интересно узнать побольше насчет длинных и коротких овец, я ворочусь сюда непременно часу в первом пополудни, а если пожелаете послушать россказни про Черного Карлика и про всякие подобные штуки, то вы раскошельтесь на кувшин пива, распейте его пополам с нашим Баулди, и он вам все выложит, как из ружья выпалит. А коли мне удастся уладить мое дело с Кристи Уилсоном, я и от себя вам выставлю еще один кувшин.

В назначенное время фермер действительно воротился, да еще не один, а вместе с Кристи Уилсоном: их торг сладился так благополучно, что не пришлось прибегать к судебному разбирательству. Мой почтенный и ученый

покровитель не преминул присоединиться к их обществу, желая воспользоваться угощением, обещанным как для ума, так и для тела,
хотя всем известно, что касательно последнего он отличается крайней умеренностью;
хозяин трактира тоже примкнул к компании, и просидели мы за столом до позднего вечера, приправляя потребляемые напитки множеством отборных рассказов и песен. Последнее происшествие этого вечера, оставшееся у меня в памяти, состояло в том, что мой ученый и уважаемый покровитель свалился со стула, предварительно произнеся длинную речь в похвалу трезвости и заключив ее цитатой из «Скромного пастушка»{2}, откуда он заимствовал куплет, относившийся, собственно, к скупости, но весьма удачно применил его к пьянству:

В жизни, кто доволен малым,

Спит спокойно, без забот;

А излишек порождает

Тьму сомнений и хлопот.

В течение вечера не забыт был и Черный Карлик[2], а старый пастух Баулди знал о нем столько рассказов, что сумел заинтересовать слушателей. Оказалось, между прочим, однако не прежде, чем опорожнили третью миску пунша, что и сам фермер далеко не так недоверчиво относился к этому предмету, как можно было подумать сначала: он заявлял себя вольнодумцем и прикидывался неверующим в старинные россказни только потому, что считал подобную слабость неприличной для человека серьезного, делового, платящего до трехсот фунтов в год одной аренды, тогда как на самом деле он был далеко не прочь верить тому, во что верили его предки. Я, по обыкновению, пустился на разведку, порасспросил и других лиц, обитавших в той же дикой и пастушеской местности, где происходила следующая предлагаемая повесть, и, по счастью, мне удалось собрать многие нити этой истории, мало кому известные, но до некоторой степени могущие разъяснить такие обстоятельства, которые, по слухам, преувеличенным молвой, могли сходить за настоящие чудеса и подавать повод к самому нелепому суеверию.

Глава II

Вы желаете изображать не иначе как Герна, охотника?
Шекспир. «Виндзорские проказницы»
В одном из отдаленнейших уголков южной Шотландии, там, где воображаемся черта, проводимая по вершинам обнаженных гор, отделяет эту страну от сопредельного ей королевства, возвращался с охоты на оленя молодой человек, по имени Галберт или Габби Эллиот, зажиточный фермер и потомок того Мартина Эллиота из Прикен-тауэра, о котором сохранилось немало преданий в пограничных летописях и песнях.

В старые годы водилось множество оленей в этой глухой и пустынной местности, но теперь они стали редки, и немногие оставшиеся стада укрывались в таких отдаленных и неприступных уголках, что охотиться за ними становилось все затруднительнее и рискованнее. Тем не менее в краю еще было много молодых людей, страстно предававшихся этой охоте, невзирая на сопряженные с нею труды и опасности.

Прошло уже более ста лет с тех пор, как пограничное население вложило свой меч в ножны после мирного соединения корон Шотландии и Англии на челе британского короля Иакова Первого{3}. Но страна все еще не совсем утратила следы своего прежнего боевого духа. Так как в минувшем столетии мирные занятия граждан многократно были прерываемы междоусобными войнами, жители не успели окончательно привыкнуть к ведению правильного хозяйства; они едва начинали заниматься овцеводством, и то в небольших размерах, и главной статьей доходов было все-таки откармливание рогатого скота по холмам и лощинам.

Поблизости от жилища фермера обыкновенно распахивался участок земли, на котором сеяли овес и ячмень в количестве, достаточном для прокормления хозяйской семьи, а обработка этого поля — сама по себе плохая и небрежная — требовала так мало времени, что и фермер, и его работники не знали, на что употребить свой досуг. Молодые люди проводили много времени на охоте и на рыбной ловле, и тот предприимчивый дух, который часто побуждал предыдущие поколения к разбойническим набегам и удалым побоищам, выражался в новейшую пору в страстном увлечении этими деревенскими забавами.

В тот момент, когда начинается наша повесть, наиболее отважные из юношей скорее с надеждой, нежели с опасением выжидали случая отличиться на военном поприще подобно своим предкам, подвиги которых составляли главный предмет рассказов и толков в семейных кругах. Прошедший тогда закон о безопасности{4} Шотландии произвел в Англии переполох, потому что на основании его казалось вполне вероятным, что по смерти королевы Анны{5}, занимавшей в то время престол, государство снова распадется на два отдельных королевства. Тогдашний первый министр, Годолфин{6}, предвидел, что единственное средство избежать междоусобной войны — это установить заранее нераздельность государства.

Каким образом осуществилось это постановление и как мало можно было ожидать от него вначале тех благодетельных результатов, которыми оно ознаменовалось впоследствии, видно из летописей этого исторического периода. Для наших целей достаточно будет сказать, что вся Шотландия была в негодовании по поводу тех условий, на которых она по закону лишилась своей национальной независимости. Общее неудовольствие породило самые странные планы и повело к учреждению многих тайных обществ и заговоров. Даже камеронцы{7} готовы были с оружием в руках восстанавливать на престоле династию Стюартов{8}, хотя с полным правом считали их своими врагами и гонителями; словом, тогдашние интриги так перепутали все интересы, что можно было встретить, например, такое удивительное зрелище, что католики, прелатисты{9} и пресвитериане{10} дружно действовали заодно против английского правительства, так сильно воодушевляло их общее сознание несправедливости, оказанной их отечеству. Брожение было повсеместное; а так как население Шотландии, на основании закона о безопасности, вообще было приучено владеть оружием, то оказалось, что оно недурно подготовлено к войне и ждет только прокламации со стороны кого-нибудь из дворян, чтобы открыто начать враждебные действия. Таково было беспорядочное состояние общества в ту пору, когда начинается наше повествование.

Тот клейх, или дикая лощина, в которую попал Габби Эллиот в погоне за оленем, давно осталась позади; он уже возвращался домой и был довольно близко от своего жилья, когда начало темнеть. Это обстоятельство ровно ничего не значило бы для опытного охотника, который мог бы, зажмурив глаза, найти дорогу среди своих родных вересковых холмов; но дело в том, что ночная пора застигла его в окрестностях такого места, которое, согласно местным преданиям, пользовалось очень худой славой и служило притоном всяких сверхъестественных явлений. Габби с детства наслушался подобных рассказов, а так как ни в одном из уголков Шотландии не бывало такого множества разнообразных легенд, то можно поручиться, что не было и человека, до такой степени пропитанного страшными россказнями, как этот Габби из Хейфута, ибо таково было прозвище нашего приятеля в отличие от дюжины других Эллиотов, также окрещенных Галбертами.

Можно себе представить, что он, не напрягая памяти, припомнил все ужасы, сопряженные с обширным пустырем, через который предстояло ему теперь пройти, и даже так живо ему все это представлялось, что становилось положительно жутко.

Эта пустынная поляна называлась Меклстон-мур (то есть Поляна большого камня); около середины пустыря возвышался холм, а на вершине его толстая колонна из неотесанного гранита отмечала, вероятно, место погребения какого-нибудь древнего вождя или была воздвигнута в память о кровопролитной битве. Что именно означал этот памятник — было неизвестно, но предание, так же часто изобретающее небылицы, как и охраняющее истину, заменило здешнюю правду чистым вымыслом, и этот вымысел предстал теперь воображению Габби во всех подробностях.

Почва вокруг гранитного столба была усеяна и даже загромождена множеством обломков той же каменной породы, известных в окрестностях под именем Серых гусей Каменной поляны; это название было им дано вследствие общего их расположения, разбросанности и связанного с ними предания; а предание гласило, что в давно прошедшие времена жила поблизости одна злая и могущественная колдунья, которая наводила порчу на овец, причиняла выкидыши коровам и вообще проделывала всякие вредоносные штуки, приписываемые особам ее звания. На этой поляне она, между прочим, водила хороводы со своими подружками, ведьмами, в доказательство чего и поныне указывают на земле круги, где никогда не растет ни трава, ни вереск, и, следовательно, ясно, что эти места выжжены раскаленными копытами их присяжных кавалеров, чертей.

И вот однажды, говорит предание, шла колдунья по этому самому полю и гнала стадо гусей, которых намеревалась продать на соседнем рынке. Ведь известно, что дьявол никогда не скупится на передачу своих вредоносных сил, но в то же время часто оставляет своих приятелей в таком бедственном положении, что они бывают вынуждены исполнять всякую черную работу и добывать свое пропитание личным трудом. Время было уже позднее, а ей, ради успешной выручки, необходимо было раньше всех поспеть на базар. Но гуси, до тех пор послушно бежавшие вперед, придя на поляну, пересеченную множеством болотистых прудов и лужиц, увлеклись страстно любимой стихией и разбрелись во все стороны. Тщетно старалась она выгнать из воды и снова собрать в кучу свою команду; наконец, выйдя из терпения и позабыв точный смысл статей своего договора с чертом, подрядившимся на известный срок исполнять ее желания, колдунья воскликнула:

— Дьявол, пусть же ни я, ни гуси никогда не уйдем с этого места!

Только успела она произнести эти слова, как началось превращение, столь же быстрое, как любое из описанных у Овидия{11}: сама старуха и все ее непослушное стадо окаменели на месте. Как видно, тот дух, которому она служила, был большой формалист и воспользовался случаем сразу погубить ее душу и тело, в то же время буквально выполняя ее желание.

Говорят, что когда она увидела, в чем дело, и почувствовала начало превращения, то сказала коварному черту:

— Ага, фальшивый обманщик, так вот как ты вздумал выполнить давнишнее обещание подарить мне серое платье!.. Ну, это будет прочно, мне его хватит на веки вечные!

Почитатели минувшего, любящие расхваливать старые годы и уверять, что нынче все измельчало и стало хуже прежнего, не раз приводили в пример эти камни и, указывая на размеры гранитного столба и окружающих обломков, говорили: «Вот какие прежде бывали большие старухи и крупные гуси!»

Все это проходило в уме Габби, покуда он шел через поляну. Вспомнил он также, что, с тех пор как приключилось упомянутое превращение, все добрые люди избегали подходить к этому месту, по крайней мере в сумерки, потому что тут обыкновенно водились всякие келпи, спунки{12} и прочие бесы, прежние постоянные участники нечестивых игрищ колдуньи, и ныне продолжавшие навещать ее, невзирая на постигшую ее перемену. Габби от природы был отважного нрава, и потому мужественно боролся против охватившего его ужаса.

Он подозвал своих двух рослых борзых собак, с которыми никогда не расставался, отправляясь на охоту, и был уверен, что они не побоятся ни пса, ни дьявола, по его собственному выражению; тщательно осмотрел свое ружье и принялся насвистывать воинственную мелодию наподобие того, как полководец велит бить в барабаны, чтобы подбодрить своих солдат, когда не совсем уверен в их храбрости.

В таком состоянии духа он особенно обрадовался, услышав сзади знакомый голос, приветливо окликнувший его: это значило, что можно будет часть пути совершить вдвоем с приятелем. Он замедлил шаги, и вскоре его нагнал молодой человек, хорошо ему известный джентльмен, пользовавшийся некоторым достатком в этой глуши и так же, как он, проведший день на охоте. Молодой Эрнсклиф, местный уроженец, только что достиг совершеннолетия и вступил во владение небольшим имением, сильно расстроенным по причине участия, принятого его родными в последних смутах. Семейство его пользовалось в краю всеобщим уважением и отличной репутацией, которую молодой человек был вполне способен поддержать, так как получил хорошее образование и отличался самым приятным характером.

— Ну, Эрнсклиф, — воскликнул Габби, — как же я рад, что с вами встретился! Это хорошо во всяком случае, а уж особенно кстати, когда приходится проходить через такой пустырь… тут что ни шаг, то ямы да провалы… Где же вы сегодня охотились?

— По ту сторону Карлова ущелья, Габби, — отвечал Эрнсклиф, пожимая ему руку. — Как вы думаете, наши собаки не подерутся?

— За своих я отвечаю, — сказал Габби, — они едва ноги волочат от усталости. Удивительное дело! Должно быть, олени совсем вывелись в нашей стороне. Я все окрестности исходил, был даже на вершине Ингерфела, и хоть бы единый рог видел! Только и встретил трех старых самок, да они меня ни разу не подпустили на выстрел, даром что я сделал обход в целую милю, чтобы подойти к ним с подветренной стороны. Мне-то самому, положим, от этого небольшая печаль, да хотелось достать дичины для нашей старой бабушки. Сидит себе старушка в углу за печкой и все толкует про то, какие были в старину искусные стрелки да хорошие охотники… А я так смекаю, что они у нас давным-давно всю дичь перебили.

— А я сегодня утром подстрелил прежирного оленя и уже отослал его со своим слугой в Эрнсклиф… Но вот что, Габби, я вам пришлю пол-оленя для бабушки.

— Покорно вас благодарю, мистер Патрик; правду говорят все, что вы добрая душа. Истинно обрадуете нашу старушку, особенно дорого это будет ей как доказательство внимания с вашей стороны. А уж вот бы одолжили, если бы сами пришли отобедать с нами; а то, я думаю, скучно вам одному в старой башне, покуда все ваши проживают в этом тоскливом Эдинбурге. Не понимаю, какая им охота оставаться среди длинного ряда каменных домов, под сланцевыми крышами, тогда как могли бы жить среди родных зеленых холмов!

— Мое воспитание и образование моих сестер задерживали матушку в Эдинбурге на несколько лет, — сказал Эрнсклиф, — но могу вас уверить, что я наверстаю потерянное время.

— И верно, вы маленько принарядите старую башню, — сказал Габби, — и будете водиться со старинными друзьями и соседями вашего дома, как подобает настоящему лэрду Эрнсклифскому? Я должен вам сказать, что матушка… то есть, я хотел сказать — бабушка, но с тех пор, как мы схоронили нашу родную мать, мы зовем бабку то бабушкой, то матушкой… ну, так она уверяет, будто бы вы ей не очень дальняя родня.

— Это правда, Габби, и я завтра с величайшим удовольствием приду к вам обедать в Хейфут.

— Отлично сказано! Мы с вами такие близкие соседи и к тому же родственники… и бабушка так жаждет повидать вас! Она то и дело поминает вашего отца и все еще рассуждает о том, как его убили в старину.

— Тс-с, Габби, об этом лучше не поминать… Эту историю следует предать забвению.

— Я не знал. Кабы такая история случилась промеж нашего брата, мы до тех пор помнили бы о ней, покуда не довелось бы как-нибудь отплатить за убийство… Впрочем, вам лучше знать, как делается в дворянском звании. Я слыхал, будто приятель лэрда Эллисло убил вашего батюшку уже после того, как сам хозяин обнажил меч…

— Ну полно, перестаньте, Габби. Это была глупая ссора, повздорили из-за политики, да еще под пьяную руку… тут и многие другие обнажили мечи… Мало ли что было, невозможно разобрать — кто кого прежде ударил.

— Во всяком случае, старый Эллисло и помогал и укрывал; и если бы вы были расположены отплатить ему за это, никто бы вас не осудил, потому что, как бы то ни было, у него на руках была кровь вашего отца. Да к тому же, кроме него, не с кого требовать ответа за это дело; а он, вдобавок, и прелатист и якобит{13}. Так что в нашей стороне постоянно ждут, что между вами выйдет какая-нибудь история.

— Как вам не стыдно, Габби! — возразил молодой лэрд. — Считаете себя христианином, а сами подбиваете ближнего нарушить закон, возбуждаете к личной мести, да еще в такой глухой и болотистой местности, где бог весть кто может нас подслушать.

— Тише, тише, — сказал Габби, подходя ближе к своему спутнику, — я об этом и не думал совсем. Но я угадываю, мистер Патрик, что именно связывает вам руки. Всем известно, что храбрости у вас довольно; а причина вашей сдержанности не что иное, как серые очи красной девицы мисс Изабеллы Вэр.

— Уверяю вас, Габби, — отвечал его товарищ довольно сердито, — что вы ошибаетесь; и с вашей стороны очень, очень нехорошо, что вы не только позволяете себе произносить, но даже подумать нечто подобное. Да и я не намерен позволять, чтобы мое имя соединяли с именем какой бы то ни было девушки.

— Ну вот, так и есть, — преспокойно заметил Эллиот, — ведь я же говорил, что не от недостатка храбрости вы такой смирный! Ладно, ладно, это не в обиду вам сказано! А только вот что еще скажу я вам по дружбе: у старого лэрда Эллисло в жилах течет все та же старинная кипучая кровь, не то что у вас; ему небось дела нет до новомодных воззрений, будто тишь да гладь лучше всего. Он, напротив, только о том и думает, как бы по-старому выехать в поле, да подраться, да поколотить кого-нибудь; и всегда у него целая орава добрых молодцов, которых он кормит, поит и держит в порядке, а народ у него бодрый, бойкий, словно молодые жеребцы. Откуда берутся у него средства на это — никому не известно. Живет он широко, а доходов получает немного, однако же и в долги не входит… Ну а ежели случится в нашем краю восстание, он, наверное, из первых выступит в поход. А он не таковский, чтобы забыть старые счеты, бывшие между вами. И я так полагаю, что он не прочь пощупать, крепка ли у вас старая башня в Эрнсклифе.

— Ну что же, Габби, — отвечал молодой джентльмен, — коли ему вздумается попробовать, я постараюсь дать ему хороший отпор, как и предки мои не раз давали отпор кое-кому почище его.

— Это так, это правда… Вот теперь вы говорите как следует мужчине, — сказал упрямый фермер, — и коли что такое случится, вы только прикажите слуге позвонить в большой колокол, что висит у вас в башне, и тотчас мы с братьями, да еще Дэви из Стенхауса, соберем своих людей и мигом явимся к вам на помощь.

— Спасибо, Габби, очень вам благодарен, — отвечал Эрнсклиф, — но я надеюсь, что в наше время уже не понадобится вести такую противоестественную и нехристианскую войну.

— Э, полноте, сэр! — возразил Эллиот. — Самая обыкновенная была бы соседская война, сущие пустяки; и ни на небе, ни на земле никто не подумал бы укорять вас за это в нашей глухой стороне. Ничего тут нет противоестественного; напротив, оно и для нашего края, и для жителей вполне натурально; не можем мы существовать так смирно, как лондонские граждане. У них, положим, и других дел много, а нам-то что делать, коли не воевать?

— Ну, Габби, — сказал лэрд, — для человека, твердо верящего в возможность сверхъестественных явлений, вы, право же, слишком смело беретесь направлять волю Божью, особенно если принять в расчет, через какие места мы идем.

— Раз вы сами не боитесь ходить через Меклстон-мур, чего же мне опасаться, Эрнсклиф? — сказал Габби, несколько обидевшись. — Я и сам знаю, что тут водятся разные чудища и оборотни, да мне что за дело? У меня совесть чиста, вот разве случается иногда приволокнуться за девушками или на рынке провести кого-нибудь, так ведь это грехи не важные. Конечно, самому себя хвалить неловко, а все-таки скажу, что я парень тихий, безобидный…

— А кто проломил голову Дику Тернбуллу, кто стрелял в Уилли Уинтона? — молвил его товарищ.

— Что это, Эрнсклиф, вы, должно быть, счет ведете чужим провинностям! Голова у Дика давно зажила, а мы с ним уговорились на Воздвиженье опять померяться силами на ярмарке; так что, значит, это дело полюбовное. А с Уилли мы и подавно опять друзья — бедный парень! Впрочем, и всего-то попали в него две или три дробинки; я согласен хоть сейчас получить в себя такой заряд за бутылку виски! А Уилли, бедняга, не здешний уроженец, он с равнины, и уж сейчас струсил… Что до чудищ и оборотней, если бы и случилось нам встретить по дороге что-нибудь такое…

— А ведь может случиться, — сказал молодой Эрнсклиф. — Посмотрите-ка, Габби, вон ваша старая колдунья стоит.

— Я говорю, — продолжал Эллиот, негодуя на подобный намек, — что хоть бы сама старая чертовка сейчас перед нами выросла из земли, я и то… Господи помилуй, Эрнсклиф, что это такое?

Глава III

— Черный Карлик у болота,

Молви, как тебя зовут?

— Так и звать, кому охота:

Тут мой дом, и мой приют.
Лейден
Предмет, мгновенно прервавший поток отважных речей юного фермера, был такого рода, что даже его менее суеверный спутник на минуту вздрогнул и притих. Луна, успевшая взойти, пока они разговаривали, по местному выражению «ныряла в облаках» и, появляясь изредка, проливала на окрестности непостоянный и смутный свет. Один из ее лучей, упавший на высокий гранитный столб, к которому они теперь приблизились, осветил у его подножия нечто похожее на человеческую фигуру; она была ростом гораздо ниже обыкновенного и медленно передвигалась между больших серых камней, как будто собиралась уходить, но что-то искала или была прикована к месту печальными воспоминаниями, изредка издавая глухие, бормочущие звуки. Все это было так похоже на появление ожидаемого призрака, что Габби Эллиот остановился как вкопанный, волосы на его голове встали дыбом, и он прошептал:
Страницы:

Новое в блогах

Пророчество, которое Глоба скопипастил в 80-х годах со старообрядческой книги об антихристе.

Пояснение к Синаксарю

——————————-

…После «царствования Мишки Меченого», на Руси появится «Второй титан», «Великан».

«Бесы будут править Русью, но под другими стягами. На Руси появится второй Борис, титан-великан. Россия окажется на грани распада и уничтожения, и под видом возрождения былого величия будет уничтожаться то последнее, что еще осталось. После последних трех лет мерзости и запустения, когда собачьи дети будут терзать Россию Великан уйдет так, что никто этого не будет ожидать, оставив после себя множество неразрешимых загадок.

Великан будет блуждать по лабиринту, а на плечах у него будет сидеть человек небольшого роста с черным лицом.

Маленький человек с черным лицом ( так называли разведчиков ) будет наполовину лыс, наполовину волосат. Он долго останется неизвестным, а потом станет исполнять роль слуги. Происходить он будет из южного рода. Он дважды сменит внешность. Большие бедствия потерпит от него Русь.

Будет война в Прометеевых горах (Кавказ) длительностью 15 лет.»

«Титан уйдет так, что никто этого не будет ожидать.»

——————

Рост Путина 158 см.

Рост Медведева-Менделя 152 см.

Интервью с Березовским

— Вы как-то сказали: «Медведев для меня — это растение, которое ничего не решает, а Путин в моих глазах — агрессивное животное», и вот вторая цитата: «Медведев клинически болен — у него карликовая болезнь». Какая судьба ждет, на ваш взгляд, Дмитрия Анатольевича Медведева после выборов президента России 4 марта?

— Давайте, чтобы не быть голословным, все-таки поясню, что имею в виду: я действительно считаю Медведева клинически больным. Да, я не врач, да, у меня нет никакого медицинского образования, но я читатель, могу практически любую книжку открыть (по математике, по физике, по биологии, по медицине) и на содержательном уровне разобраться в любой проблеме. Короче, открыл я литературу и прочитал, что есть внешние признаки карликовой болезни, которые у Медведева налицо. На лице. Вообще-то, я же его не упрекаю, над больным человеком не издеваюсь…

— …вы констатируете факт…

— Да, совершенно верно, и он сам показал это недавно, когда играл в бадминтон: узенькие плечики, крупная голова, глаза навыкате и небольшой рост… Кстати, когда Ксении Собчак давал интервью и зашла речь о том, какого Медведев роста, сказал: «У него метр 52». Она представила мне транскрипт (текст, полученный в результате расшифровки аудиозаписи. — Д. Г.), где эти данные были указаны, а когда в журнале «GQ» вышла статья, там было написано: «Метр 62», потому что это официальной соответствует версии. Для нас это, впрочем, не важно — Рузвельт и в инвалидной коляске был блестящим политиком, так что не о том речь.

Я назвал только внешние признаки, которые для общества, для граждан не так уж болезненны, но есть еще и внутренние. Знаете, в чем одна из важнейших особенностей карликов? Они себя не самоидентифицируют, не могут вообще принимать никаких самостоятельных решений и не ощущают мир — речь при этом у них развитая, но бессодержательная. Понятно, что есть разные стадии этой болезни: глубокая, в меньшей степени выраженная…

Если мы проанализируем все, что делает и говорит Медведев, в том числе, что очень важно, его случайные оговорки, поймем: он, безусловно, больной человек. Я просто напомню вам самую яркую историю, когда, выступая на заседании Комиссии по модернизации экономики при президенте России, он резко обрубил гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова, попытавшегося дать президенту пояснение на его «реплику». Медведев воскликнул: «Реплики у вас, а все, что я говорю, в граните отливается!» — он просто реально не понимает…

— …что отливают в металле…

— …а в граните высекают, и это доказывает, что в голове у него все перемешано. Это оговорка по Фрейду уже, если хотите, то есть, повторяю, никто не определил, что такое Медведев, лучше Шендеровича, который сказал: «Дурилка картонная».

Я говорил: «Растение», — но сравнение это не очень точное, а самое поразительное — власть сама признались в том, что нас этой картонкой дурит. «Да, — согласилась она, — четыре года мы, ребята, вас разводили».

Борис Абрамович больше всех знал……..

——————

После «Карлика» Россией будет править «Стремительный государь» (он же «Великий всадник»).

(Комментарий Павла Глобы: «Решительный человек, внедрение крайних мер в экономике, государственном устройстве, ухудшение уровня жизни населения, возможно военные конфликты, участие в военных разборках за рубежом (…) Стремительный всадник погибает в конфликте (теракте)».После «Стремительного государя» будет «Великий гончар». Ему суждено «долгое и блаженное правление», и с ним связан «золотой век» России.

«Три ветви древа сольются воедино после бегства бесовского». (Комментарий Павла Глобы: «Великий гончар – «действующий маг», эзотерик, владеющий тайными знаниями. Судя по предсказанию, Россия не только возродится, но и будет как бы вылеплена заново»).

—————————————

Этот великий предсказатель расписал историю России вплоть до нашего времени.

Он не сделал практически ни одной ошибки.

Его предсказания конкретны и точны в отличие от невнятного бормотания Нострадамуса.

Что ждет нас в XXI веке

1-й ЭТАПСогласно Василию Немчину новый век начнется под знаком Великого Обновления.

Но после спокойного периода придут «десять царей на час», которые править будут восемь месяцев.

Вот они:

1. «Человек со шлемом и забралом», не раскрывающий своего лица. Немчин называет его «безликим образом, меченосцем. Он будет у власти, когда у него сойдутся две пятерки. У него была смертельная рана, но она исцелена. Он упал, но снова поднялся. Затем он будет низвергнут в пучину».

2. «Другой будет длинноносым. Он будет не любим народом, но сумеет сплотить вокруг себя большую силу».

3. «Человек, сидящий на двух столах, соблазнит еще пять таких же, как он, но на четвертой ступеньке лестницы они упадут бесславно».

4. Далее очередной «наполовину лысый, наполовину волосатый правитель», «лысый с нечистой кожей».

5. На время даже вернется и «Меченый».«Пять бояр, близких к царю, будут преданы суду»:

6. Первый — судья;

7. Второй боярин бежит за границу и будет там пойман;

8. Третий будет воевода;

9. Четвертым будет рыжий;

10. Пятого боярина найдут мертвым в своей постели.

2-й ЭТАП

Согласно пророчеству Немчина это будет непростое время для России. Но затем явится некто, которого он называет «Стремительным государем», «Великим всадником» и «Недолго правящим великим государем». Это решительный человек, «новый» для страны. При нем наступит относительное спокойствие, но всего на два года, потому что «всадника» убьют или он погибнет при теракте.

После него к власти придет некая «златовласая жена большого роста», а может, его супруга. Но у власти она тоже будет недолго — уйдет сама.

Наконец приходит «Великий гончар».

3-й ЭТАП

«Великий гончар» имеет и другое имя — «Хромой гончар». В этом имени — признаки физического облика и профессии.

С ним Немчин связывает «новую монархию» и «золотой век» России. Ему суждено «долгое и блаженное правление». Немчин иногда называет его даже «магом», эзотериком, владеющим тайными знаниями.

Судя по предсказанию, Россия при его правлении не только возродится, но и будет как бы вылеплена заново. Также должно произойти и объединение 15 вождей, которые создадут новую державу. А у нас, как помнится, было 15 республик, входивших в СССР. И полный расцвет России начнется после 2025 года.

———————————————

А теперь только одно пророчество из множеств — православных святых.

Схимонахиня Нила.

Пророчества и наставления

«не нужно ничего копить, а спасаться раздавая». (стр.195)

«Сейчас новые храмы строить поздно. Как бы заполнить верующими и молитвой те, что есть. Наступило время молитвы. Повесил бумажную иконочку- и молись, через нее благодать дает Господь.

Подвижница говорила, что Божие благословение лежит на деле восстановления храма, многие смогут обрести спасение и что к храму нужно прилепиться.

Немного в России мест, где есть такой сильный целебный источник, как в Пощупово Рязанской области близ Иоанно- Богословского монастыря,- не уходите из прихода и спасетесь!

Господь очень любит вдов и особенно помогает им в жизни, если они хранят верность своему ушедшему супругу. Когда будешь выходить из дома, садиться за руль, непременно читай молитву: «Господи даруй ми печать дара Святаго Духа на все мои пути и дороги. Аминь».

Будут годы, один за другим, все более холодные и голодные, так что и никакие запасы не спасут, не помогут. (стр.96)

«Соблюдайте посты- и дети ваши не будут бедствовать». (стр.105)

Матушка не часто благословляла усыновлять детей из детских домов. Говорила, что на многих из них лежат тяжкие родительские грехи.

Сх.мон. Нила советовала, чтобы в доме на кухне обязательно была икона Пресвятой Богородицы «Спорительница хлебов», а над входной дверью «Неопалимая Купина».

«Больше в самолетах не летайте, ненадежно это сейчас, а дальше еще опаснее станет. Лучше поездом.

Современные русские паломники осквернили Святую Землю и нагрешили в ней столько, что нужно теперь по нашим святым местам ездить, каяться и вымаливать грехи. Не благословляю ездить туда!»

Нельзя женщинам надевать мужскую одежду, а мужчинам- женскую. За это отвечать придется перед Господом. Сами не носите и других останавливайте.

«Нельзя бросать детей. Кровью придется омывать эти грехи». (стр.190)

Матушка предсказывала, что наступят времена, когда, как и во дни после октябрьского переворота, станут загонять христиан в тюрьмы, резервации и топить в море.

– Когда начнутся гонения на верующих, спешите уйти с первым потоком отъезжающих в ссылки, цепляйтесь за колеса составов, но не оставайтесь. Те, кто первыми уедут, спасутся.

– Вы все увидите своими глазами, ваше поколение встретит приход антихриста. (стр.191)

«А ведь грядет голод. Людям придется отвечать за то, что земля не возделана. Сажайте картошку, овощи на всех участках, где дадут заводите и кур. Запасы не спасут, потому что голод начнется не сразу. С каждым годом будет становится все труднее, урожаи будут падать, все меньше земли станут обрабатывать. Всем нужно постараться быть поближе к земле.

В больших городах жизнь будет очень трудная. Голод такой настанет, что люди будут лезть в дома, чтобы найти съестное.

В пришествие антихриста наступит голод такой, что и злаков не будет. Надо будет заготавливать липовый лист, крапиву и другие травы, сушить, а потом заваривать- этого отвара будет достаточно для питания.

Матушка говорила, что к концу времен на месте Санкт- Петербурга будет море. Москва же частично провалится, там множество пустот под землей. «Наступит время, когда китайцы на нас нападут, и очень трудно будет всем».

Матушка различала три вида милостыни. Первая и главная- это накормить голодного. Эту милостыню особенно любят святые равноапостольные Нина и Ольга, они записывают имена тех, кто накормил, напоил человека, и будут предстательницами за них пред Господом.

Вторая по значению милостыня- это подарить одежду, дать какие-то необходимые человеку вещи.

За тех, кто исполняет эту милостыню, особенно предстательствует преподобная Евфросиния Полоцкая.

И наконец, третья милостыня- подарить деньги.

Милостыня покрывает множество грехов- и своих, и тех, за кого просишь.

Поэтому когда подаешь милостыню, произноси (про себя) краткую молитву: «Господи, прими подаяние за (имя рек) во славу Твою» или «Прими подаяние во славу Господа Иисуса Христа».

За милостыней обязательно должна следовать молитва».

—————————————

Пророрчество о «церкви» Кирилла

Чадо мое, знай, что в последние дни, как говорит Апостол, наступят времена тяжкие. И вот, в следствии оскудения благочестия, появятся в церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали Св. Отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни.

От этого ереси будут распространяться всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать с хитростью, чтобы, если возможно склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Св. Троицы, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать Предание Св. Отцов от Духа Святаго – учение Церкви самой.

Ухищрение врага и его уставы заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг и благочестие будет в пренебрежении. Но Господь не оставит своих рабов без защиты и в неведении. Он сказал: «По плодам их узнавайте их». Вот и ты по плодам их тоже, по действию еретиков, старайся отличить их от истинных пастырей. Эти духовные тати, расхищающие духовное стадо « и войдут они во дворы овчии и перелазят инде», как сказал Господь, т.е. войдут путем незаконным, истребляя насилием Божии уставы. Господь именует их разбойниками.

Действительно, первым долгом их суть гонение на истинных пастырей, заточение их, ибо без этого нельзя будет и овец расхитить. Посему, сын мой, как увидишь надругание божественнаго чина в Церкви отеческого Предания и установленного Богом порядка, знай, что еретики уже появились, хотя может быть и будут до времени скрывать свое нечестие, или будут искажать божественную веру незаметно, чтобы еще больше успеть, прельщая и завлекая неопытных.

Гонение будут не только на пастырей, но и на рабов Божиих, ибо бес, руководящий ересью, не терпит благочестия. Узнавай в них волков в овечьей шкуре, по их горделивому нраву, сластолюбию, властолюбию, – это будут клеветники, предатели, сеющие всюду вражду и злобу, потому и сказал Господь, что по плодам узнаете их. Истинные рабы Божии – смиренны, братолюбивы и Церкви послушны.

Большое притеснение от еретиков будет монахам, и жизнь монашеская тогда будет в поношении. Оскудеют обители, сократятся иноки; которые останутся, будут терпеть насилие. Сии ненавистники монашеской жизни, имеющие только вид благочестия, будут стараться склонить иноков на свою сторону, обещая им покровительство и житейское благо, непокорным же угрожая изгнанием.

От сих угроз будет на малодушных тогда большое уныние. Если доживешь до этого времени, сын мой то ты радуйся, ибо тогда верующим, не пожавшим других добродетелей, будут уготованы венцы за одно только стояние в вере по слову Господа: «Всякаго, кто исповедует Меня пред людьми, исповедую и Я пред Отцом Моим Небесным».

Бойся оскорбить Господа Бога твоего, сын мой, бойся потерять венец, уготованный Господом, бойся быть отверженным от Христа во тьму кромешную муку вечную.

Мужественно стой в вере, и если нужно с радостью терпи изгнание и другия скорби, ибо с тобою будет Господь и св. мученики; они с радостью будут взирать на твой подвиг.

Но горе будет в те дни тем монахам, кои связались имуществом и богатством и ради любви к покою готовы будут подчиниться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря, «Мы охраним или спасем обитель».

С ересью войдет в обитель и бес, будет она уже тогда не святой обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать до скончания века.

Но Бог сильнее врага и никогда не покинет Он своих рабов. Тогда будут истинные христиане избирать уединенные места и пустынные. Не бойся скорбей, а бойтесь наглостей еретиков стремящихся разлучить человека со Христом, почему и повелел Христос считать их за язычников и мытарей.

Итак, сын мой, укрепляйся благодатию Иисуса. С радостью спеши к подвигам исповедничества и переноси страдания, как воин добрый Иисуса Христа, рекшаго: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни». Ему со Отцом и Святым Духом слава и держава во веки веков. Аминь

  • Геополитика

Чёрных карликов видели в сороковых годах

Один из очевидцев, Ло Гуйшен, в 17-м выпуске газеты «Цю чжи ши цзе» рассказал свою историю:

«Моя семья жила на берегу реки Лицзян, недалеко от города Гуйлинь. Я помню, что однажды, в середине 1940-х годов, в полдень, я нёс в руках миску с рисом, шёл и ел.

Внезапно на скамейке позади дома, где сушилась одежда, я увидел, как из-под ткани выходят два «чёрных маленьких человечка». Они были ростом около четырёх сантиметров. Всё тело было как будто покрыто сажей, кажется, они были без одежды.

Они подошли к центру скамейки и встали ко мне лицом. Я поднял палочки для еды, и они одновременно подняли руки вверх. Солнце очень ясно высветило их маленькими пальцы.

Я был очень напуган. Я взял камень и бросил в них, затем сразу же побежал обратно в дом, чтобы позвать взрослых, но те два «маленьких чёрных человечка» уже исчезли».

Многие учёные говорят о том, что история человечества гораздо древнее, чем утверждает современная наука, и на Земле существовали доисторические цивилизации.

⏬ Источник

Поделитесь в вашей соцсети

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: