Тест по астрономии «Планеты-гиганты»


Кольца планеты

— система плоских концентрических образований из пыли и льда, вращающаяся вокруг планеты в экваториальной плоскости. Кольца обнаружены у всех газовых гигантов Солнечной системы: Сатурна, Юпитера, Урана, Нептуна, у астероида Харикло и, возможно, у Реи, спутника Сатурна.

Не исключается возможность наличия в прошлом короткоживущих (по астрономическим меркам) колец у других планет, в том числе у Земли. Падение Фобоса через несколько десятков миллионов лет может привести к образованию колец у Марса[1][2].

История

Система колец Сатурна была открыта в XVII веке. Первым её наблюдал, скорее всего, Галилео Галилей в 1610 году, однако из-за низкого качества оптики он видел не кольца, а лишь «придатки» по обе стороны Сатурна.

В 1655 году Христиан Гюйгенс, используя более совершенный, чем у Галилея, телескоп, первым увидел кольцо Сатурна и записал: «Кольцом окружен тонким, плоским, нигде не прикасающимся, к эклиптике наклоненным»[3].

Более 300 лет Сатурн считался единственной планетой, окружённой кольцами. Лишь в 1977 году, при наблюдении покрытия Ураном звезды, у планеты были обнаружены кольца. Слабые и тонкие кольца Юпитера были открыты в 1979 году космическим аппаратом «Вояджер-1». Через 10 лет, в 1989 году, «Вояджер-2» обнаружил кольца Нептуна[4].

Кольцами может обладать также спутник Сатурна Рея. Данные, переданные в ноябре 2005 и в августе 2007 года аппаратом «Кассини — Гюйгенс», показали, что при заходе в «тень» Реи, поток регистрируемых от Сатурна электронов несколько раз аномально уменьшался, что может свидетельствовать о наличии у Реи трёх колец[5].

Структура колец Нептуна

О возможности существования колец заявлял англичанин У. Лассел еще в 1846 г. Он отчетливо увидел одно из этих образований в 24-дюймовый телескоп, но через 6 лет решил, что наблюдал оптическую иллюзию. В 1968 г. астроном Э. Гвинан сфотографировал 2 бледных объекта около планеты, однако 2 десятилетия спустя эти снимки не были признаны убедительным доказательством.

В 1984 г. француз А. Браик, наблюдая Нептун, двигающийся на фоне одной из звезд, заметил, что свет от последней 3 раза становился слабее из-за наложения на него неизвестных объектов, расположенных недалеко от планеты. Эти образования сначала назвали дугами, несформировавшимися кольцами, с неравномерно распределенным по их объему веществом.

Только в 1989 г. на снимках, переданных станцией «Вояджер-2», ученые рассмотрели 6 кольцевых тел. Все они были темными, отражали менее 3% попадающего на них солнечного света, но выглядели светлее при взгляде «от планеты». Это объясняется наличием в объектах большого количества темной пыли, которая плохо отражает свет «назад», но отлично рассеивает его «вперед».

В составе образований — лед и неизвестный темный материал. Есть предположение, что последний имеет органическое происхождение, но за много миллионов лет был обработан космическим излучением. Наличие органики объясняет красноватый цвет объектов.

Кольцо Адамса

Это самый изученный элемент системы, узкий и вытянутый, шириной всего 35-50 км, с содержанием пыли 20-40%. До Нептуна от него почти 63 тыс. км.

Безымянное кольцо

Оно имеет ширину 500 км, но настолько бледное, что его часто не принимают во внимание. Внутри него, на расстоянии почти 62 тыс. км от Нептуна, движется естественный спутник планеты — Галатея.

Кольцо Араго

Не все астрономы считают данное образование кольцом, принимая его за яркую полосу шириной 100 км в составе соседнего элемента Лассела. Расстояние отсюда до центральной планеты — 57,2 тыс. км.

Кольцо Лассела

Это настолько слабый, что почти прозрачный, но обширный (4000 км в ширину) объект, состоящий на 20-40% из пыли, расположенный на расстоянии около 55 тыс. км от Нептуна.

Кольцо Леверье

Оно находится на расстоянии 53 тыс. км от Нептуна. Ширина — чуть более 100 км. Содержание пыли составляет 40-70%. Внутри данного объекта проходит орбита нептунианской луны Деспины, которая играет роль спутника-«пастуха» для этого образования.

Кольцо Галле

Этот объект шириной около 2 тыс. км расположен на расстоянии 42 тыс. км от Нептуна. Он слабый, плохо различимый с Земли, состоит из пыли на 40-70%.

Примечания

  1. интернет-журнал InFuture.ru
    . [www.infuture.ru/article/5834 Фобос упадет на Марс через десяток миллионов лет] (8.03.2012).
  2. [lenta.ru/news/2015/11/24/mars/ У Марса появится сатурнианское кольцо: Космос: Наука и техника: Lenta.ru]
  3. В. Л. Пантелеев.
    [www.astronet.ru:8100/db/msg/1169697/node40.html Физика Земли и планет, курс лекций]. — 2001.
  4. К. В. Холошевников.
    [www.astronet.ru/db/msg/1171219 Пылевые околопланетные комплексы]. Проверено 14 февраля 2009. [www.webcitation.org/68Fs73xnw Архивировано из первоисточника 8 июня 2012].
  5. Н. Т. Ашимбаева (ГАИШ).
    [www.astronet.ru/db/msg/1226610 Новый лакомый объект исследований в Солнечной системе?] (10 марта 2008). Проверено 14 февраля 2009. [www.webcitation.org/68Fs8CamO Архивировано из первоисточника 8 июня 2012].

Литература

Астрофизика.РУ

Система спутников Юпитера напоминает Солнечную систему в миниатюре. Четыре спутника, открытые Галилеем, называют галилеевыми спутниками. Это Ио, Европа, Ганимед и Каллисто. Самый большой из них — Ганимед — превосходит по размерам Меркурий (но вдвое уступает этой планете по массе). Пролетая вблизи спутников Юпитера (а потом Сатурна), американские автоматические межпланетные станции «Пионер» и «Вояджер» передали на Землю фотографии с изображением их поверхностей, которые напоминают поверхности Луны и планет земной группы.

Особенно похож на Луну Ганимед. Кроме кратеров, на Ганимеде много длинных хребтов и полос, образующих своеобразные ветвящиеся пучки.

Уникальна поверхность Ио, на которой открыты действующие вулканы, и она буквально вся залита продуктами их извержения.

Очень много кратеров на Каллисто. На фотографиях этого спутника видна многокольцевая структура («Бычий глаз») диаметром 600 км с системой концентрических колец (до 2600 км в диаметре), вероятно, порожденная ударом метеорита.

Поверхность Европы, испещрена тянущимися на несколько тысяч километров темными и светлыми трещинами (шириной 20-40 км). Самый близкий к Юпитеру спутник Амальтея, а также все далекие спутники, находящиеся за пределами орбит галилеевых спутников, имеют неправильную форму и этим напоминают малые планеты Солнечной системы (астероиды).

Сфотографированы с близкого расстояния и некоторые спутники Сатурна. На поверхности этих небесных тел тоже обнаружено много кратеров. Некоторые из них очень велики (диаметр кратера на спутнике Тефия около 400 км, а на спутнике Мимас около 130 км). Из спутников Сатурна особый интерес представляет Титан, который обладает атмосферой. Она почти целиком состоит из азота, причем плотность и давление атмосферы у поверхности Титана превосходят соответствующие параметры атмосферы Земли. Масса Титана почти в 2 раза, а радиус (около 2580 км) в 1,5 раза больше соответственно массы и радиуса Луны. Следовательно, Титан, как и Ганимед, радиус которого около 2640 км, — очень крупный спутник.

Один из интереснейших спутников Урана — Миранда.

Замечателен и Тритон — самый большой спутник Нептуна. Диаметр Тритона 2705 км. На Тритоне имеется и атмосфера, в основном состоящая из азота. Как и многие другие спутники планет-гигантов, Тритон — силикатно-ледяное небесное тело. На нем обнаружены кратеры, полярные шапки (из замерзшего азота и, возможно, водного льда) и даже газовые гейзеры.

Отрывок, характеризующий Кольца планет

– И с цыганками его сюда привести? – спросил Николай смеясь. – Ну, ну!… В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна. Несмотря на то, что каждый день Анна Михайловна заставала графа в халате, всякий раз он конфузился при ней и просил извинения за свой костюм. – Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей. Мне и нужно было видеть его. Он мне прислал письмо от Бориса. Слава Богу, Боря теперь при штабе. Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету. – Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он. Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь… – Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть. – Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший. Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем. – Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет. На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: