Алексей Бобл — Астронавты. Отвергнутые космосом

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Это первый старт американских астронавтов в космос с территории США за последние 9 лет Впервые за 9 лет корабль с астронавтами на борту отправился в космос из США, а не космодрома Байконур в Казахстане. Чем уникален запуск «Драгона» и почему НАСА не перенесла этот старт, даже несмотря на пандемию коронавируса?

Интрига сохранялась до последнего. 27 мая первую попытку запуска пришлось перенести из-за погоды.

  • Корабль «Драгон» Илона Маска успешно взлетел к МКС с мыса Канаверал. Как это было
  • Астронавты отрепетировали первый в истории запуск пилотируемого корабля Илона Маска
  • SpaceX доказала, что астронавты могут выжить даже при взрыве ракеты
  • Назад на Луну. НАСА определило, кто разработает модули для лунной миссии

В первый после закрытия программы шаттлов запуск американского корабля с астронавтами на борту с территории США было вложено более 3 млрд долларов. Космический корабль «Драгон» (Dragon) вывела на орбиту ракета Falcon-9 компании Илона Маска SpaceX.

Чем так важен этот полет?

За 30 лет эксплуатации многоразовых космических кораблей (с 1981 по 2011 год) два из них взорвались вместе с экипажами («Челленджер» в 1986 году и «Колумбия» в 2003 году).

Трагедия “Колумбии” существенно повлияла на судьбу программы использования американских челноков для полета в космос. Тогда повреждения обшивки, полученные при старте корабля, в итоге привели к его разрушению во время возвращения на Землю и гибели всего экипажа.

Специалисты провели расследование и работу над ошибками. Но в 2011 году в ходе запуска челнока «Дискавери» от корабля вновь оторвалось несколько кусков теплоизоляционной пены.

После этого американцы остановили программу использования многоразовых шаттлов. Возможностей отправить людей в космос осталось только две — при помощи России или Китая. Однако Конгресс США своим решением от 2011 года запретил НАСА сотрудничать с Китаем, опасаясь промышленного шпионажа.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption НАСА делает все, чтобы старт «Драгона» состоялся и прошел гладко

Во взаимодействии с Москвой по вопросам космических программ у Вашингтона было гораздо больше опыта. США и Россия начали сотрудничать в космосе еще в 1970-е годы по программе «Союз-Аполлон». В итоге с 2011 года американских астронавтов стали доставлять на орбиту на российских кораблях «Союз».

Россия, пользуясь своей космической монополией, начала постепенно поднимать стоимость “билета в космос” для США.

В 2008 году НАСА выложило 21 млн долларов за возможность отправить своего астронавта на орбиту. Место на «Союзе», который должен стартовать в октябре 2020 года, стоило НАСА уже более 90 млн долларов.

Первый в космосе: почему Леонова можно, как и Гагарина, считать покорителем Вселенной номер один

Покоритель космического пространства — да-да, это не только о Юрии Гагарине, но и по большому счету о нем. Ведь как раз Алексей Леонов первым вышел из защищенного пространства корабля навстречу открытому космосу. Тридцатого мая генерал-майору Леонову исполняется 84 года.

Навстречу мечте

Родился будущий космонавт в сибирском селе Листвянка, был восьмым ребенком в семье электрослесаря и учительницы. Леонова-старшего не миновали репрессии: отца будущего покорителя Вселенной арестовали по доносу, правда, спустя небольшой срок оправдали. В 1948 году семья перебралась на постоянное место жительства в новую, западную область станы. Так Калининград стал для Алексея Архиповича родным городом: там и сегодня живут его родственники, а в одном из скверов областного центра установлен монумент в честь покорителей космоса, причем отсюда берет свое начало улица… Правильно, имени космонавта Леонова!

Картинка

Свой путь к звездам он начал с пути в небо. Закончил летную школу в Кременчуге (10-ю Военную авиационную школу первоначального обучения летчиков), затем Чугуевское военное авиационное училище летчиков. Служил в авиационных соединениях и воинских частях, причем успел даже проявить себя в одном из экстремальных эпизодов: сумел посадить истребитель МиГ-15бис с заглохшим двигателем. Отличная характеристика плюс блестящие навыки действий в опасных ситуациях сделали свое дело — в начале 1960-х молодой летчик по первому «королевскому» набору оказался в отряде космонавтов. Их было всего 20 — будущих героев, многих из которых будет знать в лицо вся страна. Гагарин, Титов, Попович, Комаров, Быковский…

Добрый нрав старшего лейтенанта Леонова сразу пришелся всем по душе — компанейский, веселый, отзывчивый. Увлекался спортом, заряжая этим делом остальных, предпочитал легкую атлетику, фехтование, велоспорт, метание копья — по многим из этих видов имел разряды. А еще очень любил рисовать: картины, которые позже напишет Леонов под впечатлением от своих космических стартов, обойдут весь мир, многие выставки и экспозиции, войдут в сборники и даже станут основанием для принятия космонавта в творческие союзы.

Наедине со Вселенной

Кандидатов на особую миссию — выход в космическое пространство — выбирали и готовили тщательно. Три года предполетной подготовки и всего сутки, 2 часа, 2 минуты и 17 секунд полета, а время в открытом космосе составило и того меньше — 23 минуты и 41 секунда с отдалением от корабля чуть более чем на пять метров. Но это были поистине великие минуты и рекордные метры! Сегодня многое, что происходило тогда в сотнях километров над Землей, уже стало достоянием гласности, утратило гриф секретности. А тогда оказалось, что все предусмотреть невозможно. Например, скафандр первого космического «путешественника» вышел не вполне совершенным.

Картинка

Костюм испытывали при максимально возможной разнице внешнего и внутреннего давления, которую можно сымитировать на Земле, а вот в космосе расчеты не сработали. Скафандр раздулся, ребра жесткости и ремни не выдержали, ноги и руки космонавта перестали доставать до конца рукавов и штанин. Костюм стал неуправляемой капсулой, в которой был заключен беспомощный человек. Павел Беляев, командир корабля, видел, что происходит с костюмом Леонова, но помочь ничем не мог. В один из моментов Алексей Архипович принял решение стравить давление внутри скафандра. Это запрещено инструкцией, но другого выхода он не видел. Если бы азот оставался в крови, он бы закипел, а это означало смерть. Только после этого космонавт добрался до люка.

Но сюрпризы на этом не кончились. Размер люка был крайне небольшим, а тут еще и раздувшийся скафандр… Кое-как вошел в заветное отверстие, и тут выяснилось, что развернуться в шлюзе нельзя, тем более что космонавт вошел туда не ногами, как предполагалось, а головой. Развернуться и задраить люк удалось еле-еле: позже Леонов вспоминал, что частота пульса у него к концу этой «акробатики» была 200 ударов в минуту, а пот заливал глаза сплошным потоком. Не все получилось ладно и с отделением шлюзового отсека: корабль начал вращаться, а давление — расти. Остановить процесс было невозможно, космонавты лишь снизили температуру и влажность на борту, после чего потеряли сознание. Спас случай: корпус в результате перегрева и охлаждения несколько деформировался, начал стравливаться кислород, автоматика сработала на режим компенсирования утечки, а затем и стравливания лишнего давления.

Орбиты судьбы

Если кто-то думает, что на этом приключения космонавтов в том полете закончились, то он ошибается. Впереди были новые испытания. «Восход-2» садился в режиме ручного управления, но вместо запланированной точки под Кустанаем спускаемая капсула погрузилась в глубокий рыхлый снег глухой уральской тайги, в 200 километрах от Перми. Алексей Леонов и Павел Беляев провели две ночи, кутаясь в обшивку, содранную с внутренней поверхности корабля, разогревались у костра, а Алексей Архипович делал упражнения, подтягиваясь на стропах парашюта, зацепившегося за вершины сосен. Продуктовый запас у них поначалу был незатейливый — лиофилизированное (высушенное особым образом) мясо, шоколад, галеты и творог с вишневым соком. К тому же, космонавтов хоть и нашли быстро (помог ярко-оранжевый купол парашюта, который заметили местные жители), но добраться до них из-за сложных условий местности не могли. Правда, спустя время с вертолета сбросили еду, теплую одежду. Только когда бригада лесорубов с бензопилами расчистила поляну, туда смогла приземлиться винтокрылая машина поисково-спасательной службы.

Картинка

…Судьба не раз берегла его от неминуемой гибели. В 1971 году он был назначен командиром основного экипажа «Союза-11», готовился ко второму полету. Однако незадолго до старта медкомиссия дала отвод одному из космонавтов, Валерию Кубасову: у того в легких обнаружили какое-то затемнение. Было решено послать дублирующий экипаж, и он блестяще слетал, выполнил программу полета. Но во время вхождения в атмосферу произошла беда: космонавты по ошибке открыли клапан герметизации спускаемого аппарата. Спасти людей не удалось — космонавты Виктор Пацаев, Владислав Волков и Георгий Добровольский погибли.

На волосок от смерти был и сам Алексей Архипович, только не в космосе. Это случилось, когда офицер Виктор Ильин открыл стрельбу по кортежу с космонавтами и Леонидом Брежневым в Москве. Террориста задержали (его признали невменяемым), однако ранения получили несколько человек, в том числе двое космонавтов, а один сотрудник сопровождения погиб.

Пятнадцатого июля 1975 года Алексей Архипович начал свой второй полет вместе с Валерием Кубасовым на борту корабля «Союз-19» в рамках программы ЭПАС — совместного экспериментального полета «Аполлона» (США) и «Союза» (СССР). Спустя двое суток «Аполлон» начал сближение с «Союзом»: стыковка длилась три часа, и по ее окончании произошло рукопожатие двух командиров — советского космонавта Леонова и американского Стаффорда. За время нахождения в состыкованном состоянии было выполнено четыре перехода космонавтов между кораблями. Еще через двое суток, 19 июля, корабли расстыковались, и 21 июля участники уникального для того времени полета вернулись на Землю.

Алексей Архипович вспоминал: «Полет по программе ЭПАС был чрезвычайно политизированным. Началось все со страшного недоверия. Руководителем программы со стороны США был Дэвид Скотт. Он всем только и говорил, как у нас все плохо. Как-то раз я его отвел «побеседовать»: «Дорогой Дэвид, ты ведь знаешь, что мы исполняем волю наших народов. Нам доверили такую трудную задачу, и мы обязаны сделать все от нас зависящее. Не нужно искать, что и у кого плохо. Я могу тоже тебе рассказать, что у вас плохо». В следующий раз, когда мы собрались, Скотта уже не было, а руководителем программы стал другой человек». Тот совместный полет открыл новую эпоху в освоении космоса. Впервые в истории прошла стыковка двух кораблей — советского и американского, было проведено множество медико-биологических, астрофизических, геофизических и технологических экспериментов. Наметилась определенная разрядка между двумя странами, а побывавшие в том полете космонавты и астронавты навсегда остались добрыми друзьями.

Что еще рассказать об Алексее Леонове? Он окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, стал кандидатом технических наук, был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов, получил генеральское звание. Имеет четыре изобретения и более десятка научных трудов, написал сам и в соавторстве восемь книг (в том числе художественных, в увлекательном стиле приключенческого повествования). А еще в содружестве с художником-фантастом Андреем Соколовым создал ряд почтовых марок на космическую тему. Благодаря художественному таланту космонавта Леонова все человечество смогло узнать, как выглядит мир за пределами земной атмосферы. На своих полотнах Алексей Архипович с инженерной точностью воспроизвел технические особенности космической техники, а острый взгляд живописца определил, какие оттенки спектра присутствуют во внеземных пейзажах. Кстати, мало кто знает, что у Леонова собрана большая библиотека по искусству, включающая множество редких книг, а еще он посетил все крупнейшие зарубежные картинные галереи и музеи и даже был лично знаком с Пикассо.

Картинка

Одну из своих книг, «Выхожу в космос», Алексей Леонов заканчивает такими словами: «Выход в космос — это одна из сложнейших операций на орбите, требующая большого мастерства, тщательной подготовки и огромного мужества. Я смотрю по телевидению на нынешних космонавтов, слушаю их доклады на Землю и каждый раз заново переживаю свой полет. Я завидую им и от всего сердца желаю успехов».

Новый подход

По прогнозам генерального инспектора НАСА, одно место для полета на «Драгоне» будет стоить около 55 млн долларов.

Новый корабль поручили разработать двум американским фирмам: SpaceX во главе с Илоном Маском и аэрокосмическому гиганту Boeing.

Впервые за всю историю космических полетов государство доверило судьбу своих астронавтов частным инженерным компаниям.

Илон Маск первым довел свой проект до финишной черты, в данном случае — до стартовой площадки.

Первый полет c инновационной многоразовой ракетой-носителем «Фалкон» (Faclon) мог бы состояться еще в 2020 году, но серия аварий на испытательных запусках замедлила проект.

«Это новая эра, новое слово в полетах человека в космос», — заявил журналистам представитель НАСА Джим Бриденстайн.

Если миссия “Драгона” будет успешной, это может решить еще одну проблему астронавтов. Раньше американские космические челноки перевозили одновременно по семь астронавтов.

Российский “Союз” может доставить на МКС только трех человек. При этом «Роскосмос» берет на борт не более двух американских астронавтов.

Это означало, что астронавты вынуждены были тратить больше времени на плановое обслуживание МКС и меньше внимания уделять проведению лабораторных экспериментов. Теперь НАСА планирует изменить этот баланс.

На «Драгоне» тоже будет семь мест. Если полет заказывает НАСА, четыре места будут зарезервированы под астронавтов агентства.

Остальные компания Илона Маска сможет продавать космическим агентствам различных стран, другим бизнес-компаниям, и даже космическим туристам — богатым людям, желающим посмотреть на Землю из космоса.

Алексей Бобл — Астронавты. Отвергнутые космосом

1 …

Рина Грант

при участии Алексея Бобла

АСТРОНАВТЫ

ОТВЕРГНУТЫЕ КОСМОСОМ

Автор благодарит М. А. Галактионову, А. Левицкого и Н. П. Вудхеда за поддержку и ценные советы, без которых эта книга не смогла бы увидеть свет.

Пролог

Грохот ракетных двигателей сотряс обледенелую равнину. Черная тень корабля пронеслась над базой поселенцев и скрылась за скалами. Дрогнула с глухим гулом земля.

Человек в гермокостюме оглянулся и отступил в тень скалы, щурясь сквозь стекло шлема на разбитую и нечищеную бетонную дорогу.

Дорога вела на заброшенную территорию базы, к давно опустевшим жилым вагончикам и в медблок. Корабль — грузовоз с Сумитры, ближайшей к базе освоенной планеты — сел, судя по траектории, километрах в двадцати от базы. А в противоположной стороне возвышался над скалами километровый гребень носителя, где временно обосновались покинувшие базу поселенцы.

Человек огляделся — никого. Надо спешить. Курьер на борту не будет ждать. Да и Контролер тоже слышал рев двигателей. Он быстро сообразит что к чему и пошлет к кораблю своих подручных. Нужно их обогнать.

Прижавшись к скале, человек скользнул в тень соседнего утеса и, пригнувшись, заскользил по наледи, петляя меж валунов вдоль дороги. Над головой багрово полыхало маленькое холодное солнце.

Действие таблеток уже проходило, он это чувствовал. Каждый шаг давался тяжелее предыдущего, наливалась свинцом голова. Разом заныли все язвы. Болезнь уже зашла далеко, а таблетки кончились. У всех кончились. Все на базе ждали корабля, как манны небесной.

Человек поскользнулся, неловко поставил ногу и вскрикнул от боли, чувствуя, как треснула и закровоточила кожа на подъеме ступни. Может, в медблоке завалялась таблетка-другая? А то ведь он не доберется, до корабля-то. Он знал, что забрал остатки груза еще в свой последний приход, но одна коробка, кажется, завалилась между нижней полкой и дном шкафа. Сейчас она буквально стояла у него перед глазами, эта упавшая коробка. И ведь всего одной таблетки достаточно, чтобы прибавилось сил, чтобы прошло это вечное безразличие ко всему…

За поворотом, скрытый от всех ледниковой грядой, человек выпрямился и, хромая и морщась от боли в ноге, вышел на дорогу. Потянулся к заднему карману, на ходу вытащил излучатель. Сжал оружие в руке и, оглядывая опустевшие, обесточенные здания базы, направился к медблоку. Каждая минута на счету, но нужно раздобыть хотя бы пару таблеток, иначе он не дойдет.

Позади послышался хруст наледи. Человек замер и резко обернулся. Вслушался, подождал, всматриваясь в тени между скал. Нет, никого. Померещилось.

Облегченно вздохнув, он свернул по каменной дорожке к медблоку. Приземистый бетонный бокс с тяжелым бесформенным люком шлюзовой камеры обледенел по самые иллюминаторы. Человек потянул на себя калитку — заграждавший проход стальной лист, грубо приваренный к бетонному столбу ограждения.

В лаборатории горел свет.

Человек вздрогнул и присел, укрываясь за щитом. Застыл. Еще можно скользнуть мимо и перебежками — хотя уже не держали ноги — добраться до ворот базы. Там надо попробовать завести транспортер. Пытаться добраться до грузовоза пешком, по обледенелому бездорожью — безумие. Рев мотора услышат… ну что ж. Он ведь старается ради всех.

Но сил уже не было. Да и кто там может быть, в медблоке? Только Профессор, упрямая подопытная крыса, — все пытается найти средство от болезни, медленно убивающей всех поселенцев. Чего захотел! Крупнейшие институты Земли не в силах излечить умирающих, а на коленке в походной космической лаборатории Профессор и вовсе ничего не добьется. Только всем мешает: и его людям, и людям Контролера. И не понимает намеков. Ну что ж…

Пальцы в перчатках сжали проволочную сетку ограждения. Человек поудобнее перехватил излучатель, свободным пальцем перевел кнопку спуска в боевое положение. Замигала красная лампочка на стволе.

Он один — если не считать Контролера и его людей — знал, зачем прилетел корабль. Только они — и их человек на борту — знали, что везет им допотопный доходяга-грузовоз с Сумитры.

Подволакивая ногу, человек пробежал по дорожке и налег на входной люк лаборатории. Не дожидаясь, когда тот отъедет полностью, протиснулся внутрь и, чувствуя, как слабеют ноги, скользнул вдоль обшитых сталью стен. С хрипом — гниющим заживо легким не хватало воздуха — он сорвал шлем.

Из-под двери в лабораторию падала полоска света на затоптанный, в лужах растаявшего снега, пол.

— Извини, Профессор, — прохрипел человек и потер шрам на виске угловатым стволом излучателя.

* * *

В глубине медблока лаборант по прозвищу Профессор в отчаянии бил кулаком по столу. Он слышал рев двигателей. Он не успел. Он очень старался, но его училищных знаний хватило ненамного.

Профессор вскочил и зашагал вдоль полок с препаратами, надеясь, что сидящий в груди ужас — они прилетели, они уже здесь! — подскажет ему формулу. Поможет найти среди тысяч бутылочек и коробочек комбинацию, способную спасти умирающих. Корабль прилетел раньше, чем он рассчитывал. И привезенный им груз добьет всех поселенцев, кто пока еще жив.

Это Профессор уже знал. Но попробуй скажи остальным — в лучшем случае начнут издеваться и запретят входить в лабораторию. А в худшем — сдерут с него гермокостюм и вытолкают голого на поверхность, на мороз и радиацию. Это уже пару раз случалось во время драк больных и измученных поселенцев, всякий раз с подачи Челнока и его компании. Профессор пожал плечами. Связываться — себе дороже.

Он повернулся на шорох в коридоре.

— Кто тут? — лаборант нашарил выключатель и всеми пальцами вдавил клавишу в стену. Коридор осветился. У входного шлюза прислонился к стене сгорбленный поселенец в гермокостюме. Запущенная стадия болезни, волосы уже начали вылезать. В одной руке пришедший держал за обод снятый шлем, в другой — нацеленный на Профессора излучатель.

— Руки подними, — двинул излучателем поселенец.

Лаборант послушно поднял руки к голове. Они тут же затекли и заныли. Профессору везло долго: пока работал, болезнь обходила его стороной. Но, кажется, его везение наконец закончилось.

— Далеко собрался? — расклеил лаборант слипшиеся губы.

Поселенец усмехнулся. Оттолкнулся спиной от стены и сделал шаг вперед.

— Наши сели. Грузовоз с Сумитры. Ты что, не слышал?

Его глаза жадно обежали полки. Лаборант сглотнул. Быстро оглядел коридор, ища, куда отступить. Зря он снял гермокостюм… пока будет надевать — этот его прикончит, а без костюма наружу не выйти.

1 …

Космический туризм

Компания SpaceX планирует организовывать и чисто коммерческие полеты в космос. По предварительным оценкам, визит на орбиту обойдется желающим примерно 35 тыс. долларов за ночь.

И это — существенный шаг к формированию более доступного рынка космического туризма, считает предприниматель Ричард Гэрриот.

В 2008 году он заплатил 30 млн долларов за двухнедельное пребывание на МКС. И дело не только в ценовой доступности. Раньше добиться разрешения на полет было практически нереально, отмечает бизнесмен.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Запуск «Драгона» может стать шагом к полету на Марс в 2030-х годах.

«Практически каждый, кто летал в космос в частном порядке, сталкивался с этим. НАСА пыталось отговорить нас лететь или снять с полета по той или иной причине», — рассказывал Гэрриот в интервью американскому изданию Business Insider.

Договор со SpaceX уже подписала компания Space Adventures, которая получит четыре места на первом полете корабля, открытом для космических туристов.

О своем желании прокатиться на борту «Драгона» уже заявил голливудский актер Том Круз. В полете он планирует снять часть своего нового фильма. В НАСА подтвердили, что готовы посодействовать Крузу в съемках на МКС.

Кто полетел в этот раз?

В полет с мыса Канаверал в этот раз отправились два самых опытных и возрастных астронавта НАСА — Даг Херли и Роберт Бенкен.

Их отобрали для полета на «Драгоне» два года назад, и с тех пор они практически поселились в Калифорнии, работая вместе с инженерами SpaceХ.

Астронавты помогали доводить корабль до ума и осваивали сенсорные панели управления. Эти экраны сильно отличающиеся от обычных кнопочных устройств, которыми оснащались челноки и нынешние модули.

«Это очень современный аппарат с технологической точки зрения. Мы рады, что окажемся уже в настоящем космическом корабле, а не на тренажере» — поделился с журналистами Херли.

А Бенкен не стал скрывать, что накануне старта очень волновался.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption В полет с мыса Канаверал отправятся два опытных астронавта — Даг Херли и Роберт Бенкен

Херли и Бенкен — не только коллеги, они еще и лучшие друзья в жизни. Астронавты были свидетелями на свадьбах друг у друга, более того, они оба женаты на астронавтках.

Карен Найберг, супруга полковника Херли, дважды летала в космос. Сейчас она уже вышла в отставку и помогает астронавту растить их 10-летнего сына.

Меган Макартур, жена Бенкена, одна из кандидаток на полет к Луне, запланированный НАСА на 2024 год. Она участвовала в ремонте космического телескопа «Хаббл» в 2009 году. Их сыну шесть лет.

Шажок к Марсу

НАСА не отказывается от планов в 2030-х годах отправить человека к Марсу. Активно развивается и лунная программа агентства.

Но пока ученым все еще мало известно, как может повести себя организм человека во время длительных перелетов. И единственный способ узнать об этом больше — проводить дополнительные эксперименты на МКС.

Именно поэтому НАСА стремится как можно скорее нарастить свое присутствие на станции и дать возможность экипажам проводить больше времени за научными исследованиями и экспериментами.

«Этот запуск — следующая ступенька к расширению присутствия людей в космосе и американцев на борту МКС, — заявил журналистам Кирк Ширеман, руководитель программы НАСА на МКС. — Мы с нетерпением ждем этот полет, а затем надеемся наладить регулярные и надежные транспортные коммерческий запуски с низкой околоземной орбиты».

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: