Необычные фото Марса, которые поразят ваше земное сознание

Долиной Маринер называется один из крупнейших в Солнечной системе каньонов, который находится на планете Марс. Огромнейшая сеть ущелий и хребтов располагается вдоль марсианского экватора и занимает большую часть планеты. Каньоны были найдены в 1971-1972 годах во время обследования планеты космическим устройством «Марине-9». В честь этого аппарата они и получили свое название.

долина маринера

Основные характеристики

Долины Маринер имеют длину 4500 км (четверть окружности планеты), ширину — 200 км и глубину — до 11 км. Эта система каньонов превышает знаменитый Большой каньон в 10 раз по длине, в 7 — по ширине и в 7 — по глубине, и является самым крупным известным каньоном на планетах (самый большой каньон в солнечной системе обнаружен на спутнике Плутона — Хароне[6]).

Долины Маринер разделяют на несколько регионов. На западе это лабиринт Ночи, восточнее находятся каньоны Титона и Ио, затем — Мелас, Кандор и Офир, затем Копрат, далее Ганг, Эос и Капри, переходящие в хаосы (районы разрушенного рельефа), соединяющиеся с равниной Хриса[1][2].

Характеристики долины

Долина Маринер охватывает огромную территорию планеты Марс и по праву считается одним из самых масташтабных рельефных образований в Солнечной системе. Каньоны имеют протяженность приблизительно 4000 км в длину и 200 км в ширину, глубина в отдельных местах достигает 11 км. Размеры объекта настолько огромны, что если бы он находился на территории нашей планеты, то занял бы всю территорию США, от Атлантического до Тихого океана.

Долина берет свое начало на западе с лабиринта Ночи, где расположение хребтов очень напоминает запутанное строение, и заканчивается недалеко от равнины Хриса. Из-за огромной протяженности территории на одном конце долины можно наблюдать ночь, а на другом — уже день. Также для местности характерны значительные перепады температур, в результате чего здесь не ослабевают сильные и холодные ветра.

долины маринер

Результаты ряда исследований и определенные особенности говорят о том, что территория долины когда-то была заполнена водой на уровне поверхности рельефа. Доказательством служат обнаруженные в долине трещины в коре, размытые впадины, утесы и скалы.

В телескоп с нашей планеты долина Маринера на Марсе выглядит подобно грубому рубцу. Он протянулся по поверхности красной планеты.

Формирование

Большинство исследователей полагают, что долины Маринер образовались на ранних этапах формирования Марса в результате остывания планеты[прояснить

]. Ширина каньонов со временем увеличилась в результате эрозии. Возможно, эти долины сформировались в результате процесса, схожего с появлением рифтового разлома в Восточной Африке.

Ранее высказывалось множество других теорий о формировании долин Маринер. Первоначально превалировала гипотеза о том, что это часть системы марсианских каналов, однако с постройкой во второй половине XX века мощных телескопов от этой идеи пришлось отказаться. В 1970-е годы полагали, что каньоны образовались в результате водной эрозии либо термокарстовой активности, связанных с таянием вечной мерзлоты. Эта гипотеза тоже признана неудовлетворительной. Кроме того, в 1972 была высказана идея о том, что долины Маринера сформировались в результате ухода подповерхностной магмы.

Образование долин Маринер, возможно, связано с формированием расположенной по соседству провинции Фарсида и извержениями гигантских вулканов, находящихся в ней. Ещё одна гипотеза связывает появление долин Маринер с падением гигантского метеорита.

Лабиринт Ночи, видимо, образовался в ходе тектонических процессов — растяжения и растрескивания поверхности. Его долины представляют собой грабены[7][8]. Немного к югу от той точки, где Лабиринт переходит в гигантские каньоны, расположен кратер Аудеманс[1][2]. Удар метеорита в этом месте мог растопить лёд и/или твёрдую углекислоту. К северу от кратера в долинах Маринер имеется местность с бороздками и выемками, образовавшимися, как полагают, при перемещении льда или жидкости. Здесь же находятся небольшие конусообразные горы, предположительно — потухшие вулканы.

Регион Хриса, вероятно, образовался при мощном наводнении.

Загадочные реки Марса

Сегодня на Марсе реки течь не могут. Причина состоит в том, что при атмосферном давлении, которое там господствует, вода закипает при очень низких температурах.

Однако никакая другая жидкость не могла образовать марсианские русла, которые видны из космоса, и единственное возможное объяснение их наличия — образование рек, которые текли в далеком прошлом. Для этого нужно допустить, что в более ранние эпохи атмосферное давление на Марсе было значительно выше.

Возможно ли подобное? Да, ведь Марс — единственная планета, где вещество полярных шапок совпадает по составу с основным газом атмосферы — углекислым газом. Это означает, что если все вещество полярных шапок Марса превратить в пар, то давление его атмосферы возрастет.

В 1970-е годы было выдвинуто несколько гипотез, объясняющих глобальные климатические изменения на Марсе. Например, оригинальную теорию предложил знаменитый американский астрофизик Карл Саган. За последние 100 000 лет Земля пережила четыре периода оледенения, перемежавшихся теплыми межледниковыми периодами.

Наиболее вероятной причиной чередований периодов является изменение притока солнечного тепла. Возможно, Марс тоже поддается этому воздействию, которое, по мнению Сагана, в настоящее время понижено.

Доказательством его теории служит обнаружение на Марсе характерных форм рельефа, образуемых ледниками: «висячие» долины, острые гребни, седловины. Но самих ледников не видно, поэтому был сделан вывод, что такие оледенения случались в далеком прошлом — в эпохи более разнообразного климата.

Тайны древнего Марса: Как погибла Красная планета (6 фото)

Регионы долин Маринер

Лабиринт Ночи

Основная статья: Лабиринт Ночи

Лабиринт Ночи — это местность, изрезанная множеством пересекающихся каньонов. Он находится с западного края долин Маринер, соединяя их с северным концом борозд Кларитас, и расположен на 11-километровом[7] поднятии, которое на западе переходит в нагорье Фарсида. На юге лабиринт Ночи граничит с плато Сирия, на юго-востоке — с плато Синай и плато Солнца. С севера от него отходят многочисленные борозды, получившие название «борозды Ночи», с юго-запада — система борозд Кларитас, а с востока — каньон Ио и каньон Титона. Кроме того, с юго-восточной стороной лабиринта Ночи сливается частично разрушенный 124-километровый кратер Аудеманс[2].

Долины и каньоны проходят между массивными блоками, состоящими в своей основе из древних материалов. Однако верхний трещиноватый слой большинства блоков имеет, вероятно, более позднее вулканическое происхождение (ассоциируемое с вулканами в провинции Фарсида). Стенки блоков состоят из сплошного, однородного материала. Поверхность между блоками местами гладкая, местами неровная. Неровная поверхность в большей степени характерна для восточной части лабиринта. Возможно, неровности связаны с ветровыми наносами поверх неоднородного ландшафта и эрозией, возможно это обломки стенок. Гладкие участки могли образоваться в результате ветряных наносов. Следов водных потоков в окрестностях лабиринта Ночи не найдено[9].

Каньоны Титона и Ио

Местность между каньонами Титона и Ио покрыта лавой и наслоениями, связанными с расширением провинции Фарсида.

Каньоны Мелас, Офир и Кандор

Следующая часть долин Маринер состоит из трёх каньонов (с севера на юг): Мелас, Офир и Кандор. Мелас — восточное продолжение Ио, Кандор (к северу от Меласа) — продолжение каньона Титона, Офир — овал с северной стороны Кандора. Все три каньона соединяются.

Дно этих расщелин имеет существенный перепад высот.

Дно каньона Мелас покрыто, как полагают, вулканическим пеплом, подвергшимся ветровой эрозии. Кроме того, оно состоит из материала разрушившихся стенок. Вдоль склонов каньона лежит обвалившаяся порода.

В каньоне Мелас расположена самая глубокая точка на Марсе — 11 км ниже окружающей долину поверхности.

Дно между каньонами Мелас и Кандор имеет бороздчатую поверхность. Это может объясняться наносами и другими особенностями, связанными с перемещением льда или жидкости. Здесь же имеется много материала вулканического происхождения в том числе со следами ветровой эрозии. Встречаются также пики, состоящие из той же породы, что и стенки каньона.

Каньон Копрат

Далее к востоку система каньонов переходит в каньон Копрат, очень похожий на каньоны Ио и Титона. Его особенность — наличие в восточной части наносов и следов ветрового воздействия. Кроме того, на склонах Копрат, как и у Ио, видны слоистые отложения, причём у Копрат они более выражены. Эти отложения предшествовали образованию долин Маринер и предполагалось, что они имеют осадочное происхождение. После получения данных Mars Global Surveyor высказывались гипотезы, что слоистость образовалась благодаря наслоениям вулканического происхождения либо в результате нахождения на дне бассейнов с жидкой или замёрзшей водой. Выдвигалось также предположение о ветровых наносах, однако вряд ли ветровой материал является доминирующим в этих слоистых отложениях. Кроме того, замечено, что верхние слои, как правило, гораздо тоньше нижних, что может объясняться их разным происхождением.

Слоистость обнаружена также на дне каньона Копрат. На Земле такого рода структуры образуются из осадочных пород, которые постепенно накапливаются на дне больших водоёмов. Точно также слоистые пласты на Марсе могут состоять из осадочных пород, образовавшихся на дне древних озёр и морей. Однако исследователи призывают относиться к этой гипотезе с осторожностью, поскольку слоистая структура может быть обязана своим появлением совершенно иным процессам. Тем не менее, из-за возможной связи между ископаемыми остатками живых организмов и водой, пласты, подобные изображённым здесь, представляются наиболее подходящих местом для будущих поисков жизни на Марсе.

Анализ слоистых структур помогает понять раннюю геологическую историю Марса.

Каньоны Эос и Ганг

Далее к востоку расположены Эос, Капри и Ганг. В восточной части Эос есть обтекаемые полосы и бороздки. Предположительно они образовались под воздействием потоков жидкости. Каньон Ганг на западе кончается слепо. Его дно состоит в основном из наносных отложений (материал которых происходит из разрушающихся стен).

Равнина Хриса

Далее к востоку долины Маринер переходят в ряд хаосов, а они, в свою очередь, — в равнину Хриса, куда 20 июля 1976 года совершил посадку спускаемый аппарат Викинга-1. Равнина Хриса расположена лишь на километр выше самой нижней точки долин Маринер. Здесь находится хаотичная местность, напоминающая структуру в восточной части штата Вашингтон. Эта земная структура образовалась в плейстоцене, вероятно, в результате катастрофических наводнений при прорывах ледниковой «дамбы» водами озера Миссула. И в Хрисе и в Вашингтоне имеются слезовидные «острова», длинные протоки, плоские поверхности на разных уровнях.

Основные каньоны

Каньон Ио расположен на восточной стороне долины. Дно каньона не образует кратеров и не содержит следов эрозии, по большей части в породах присутствуют материалы, вызванные оползнями. Каньон Титона также размещен в восточной части долины и имеет схожее с Ио строение и природу образований. Оба каньона заполнены отломами из нагорья Фарсида и потоками лавы.

что такое долины маринер

Продолжают долину Маринер еще несколько каньонов: Меласс, Офир и Кандор. Эти объекты соединяются между собой и содержат вулканический пепел, материалы обвалившихся пород и лавовые окаменелости.

Далее на восток за каньонами Титон и Ио протянулся каньон Копрат, стены которого имеют выраженное слоистое строение. В его ущельях заметны значительные повреждения, вызванные многочисленными оползнями и постоянными ветрами. Также по следам ряда материалов предполагается, что когда-то здесь были озера.

долины маринер озера

Продолжают Копрат каньоны Эос и Ганг. Частично у Эоса наблюдаются характерные бороздки и полосы, которые, вероятнее всего, появились под действием потоков жидкости. Дно каньона Ганг выложено вулканическими и выветренными материалами.

Облака и туман

Марсианские хаосы

За ущельями Эос и Ганг следуют знаменитые марсианские хаосы. Так называют места с невыраженным или нарушенным рельефом, который заполнен хаотично разбросанными грядами, плато, трещинами и другими планетарными структурами. Беспорядочное сочетание разных типов рельефа не позволяет точно установить причину его происхождения, однако масштабы хаосов свидетельствуют о невероятной мощи и продолжительности воздействия на данный регион планеты.

долины маринер это

Примечания

  1. 1234
    Номенклатура деталей рельефа Марса, 1981, О списках названий деталей рельефа Марса, с. 51–70.
  2. 12345
    [planetologia.elte.hu/ipcd/ipcd.html?cim=miigaikmars Карта Марса масштаба 1:20 000 000 с названиями на русском языке], составлена МИИГАиК в 1982 году
  3. [www.planetmaps.ru/ru/projects/onlineatlas Атлас планет земной группы и их спутников]. — М.: Издательство МИИГАиК, 1992. — 208 с.
  4. De Vaucouleurs G., Davies M., Dollfus A., Koval I. K., Masursky H., Miyamoto S., Moroz V. I., Sagan C., Blunck J., Kuiper G. P. (1975). «[web.archive.org/web/20140807204304/planetologia.elte.hu/ipcd/vaucouleurs.pdf The new Martian nomenclature of the international Astronomical Union]». Icarus26
    (1): 85–98. DOI:10.1016/0019-1035(75)90146-3. Bibcode: [adsabs.harvard.edu/abs/1975Icar…26…85D 1975Icar…26…85D].
  5. [planetarynames.wr.usgs.gov/Feature/6288 Valles Marineris] (англ.). Gazetteer of Planetary Nomenclature
    . International Astronomical Union (IAU) Working Group for Planetary System Nomenclature (WGPSN) (1 October 2006). Проверено 21 февраля 2020. [archive.is/RnPJU Архивировано из первоисточника 21 февраля 2016].
  6. Bill Keeter.
    [www.nasa.gov/feature/a-super-grand-canyon-on-pluto-s-moon-charon A ‘Super Grand Canyon’ on Pluto’s Moon Charon] (23 июня 2016). Проверено 26 июня 2020.
  7. 12
    Masson P. (1980). «Contribution to the structural interpretation of the Valles Marineris-Noctis Labyrinthus-Claritas Fossae regions of Mars».
    The moon and the planets52
    (2): 211–219. DOI:10.1007/BF00898432. Bibcode: [adsabs.harvard.edu/abs/1980M&P….22..211M 1980M&P….22..211M].
  8. Bistacchi N., Massironi M., Baggio P. (2004). «Large-scale fault kinematic analysis in Noctis Labyrinthus (Mars)». Planetary and Space Science52
    (1–3): 215–222. DOI:10.1016/j.pss.2003.08.015. Bibcode: [adsabs.harvard.edu/abs/2004P&SS…52..215B 2004P&SS…52..215B].
  9. Weitz C. M., Bishop J. L., Thollot P., Mangold N., Roach L. H. (2011). «Diverse mineralogies in two troughs of Noctis Labyrinthus, Mars». Geology39
    (10): 899–902. DOI:10.1130/G32045.1. Bibcode: [adsabs.harvard.edu/abs/2011LPI….42.1724W 2011LPI….42.1724W].
  10. Clancy R. T., Wolff M. J., Cantor B. A., Malin M. C., Michaels T. I. (2011). «Valles Marineris cloud trails». Journal of Geophysical Research: Planets114
    (E11). DOI:10.1029/2008JE003323. Bibcode: [adsabs.harvard.edu/abs/2009JGRE..11411002C 2009JGRE..11411002C].
  11. NASA/JPL/USGS.
    [photojournal.jpl.nasa.gov/catalog/PIA03213 PIA03213: Noctis Labyrinthus] (англ.). photojournal.jpl.nasa.gov (21 February 2001). Проверено 19 марта 2013. [www.webcitation.org/6FHO7zrj7 Архивировано из первоисточника 21 марта 2013].

Medusae Fossae

Одна из самых интересных геологических структур Марса.

Medusae Fossae представляет собой одну из самых интересных геологических структур Марса. Среди конспирологов бытует мнение, что структура является доказательством падения гигантского НЛО на Красную планету. Однако наиболее вероятное объяснение странной геологической особенности являются извержения вулкана, происходившие здесь более 3 миллиардов лет назад. Ученые предполагают, что Medusae Fossae является вулканическим отложением. Самый большим вулканическим отложением в Солнечной системе. Оно располагается рядом с экватором Красной планеты и простирается в длину примерно на восемь тысяч километров.

Согласно выводам одного из исследований, проводившихся в 2018 году древняя катастрофа могла стать причиной появления жидких водоемов, пригодных для примитивных форм жизни.

Литература

  • Бурба Г. А.
    Номенклатура деталей рельефа Марса / Отв. ред. К. П. Флоренский и Ю. И. Ефремов. — Москва: Наука, 1981. — 88 с.
  • Cattermole, Peter.
    Mars: The Mystery Unfolds. — Terra Publishing, 2001.
  • Hoffman, Nick.
    White Mars: A New Model for Mars’ Surface and Atmosphere Based on CO2. — Academic Press, 2000.
  • Howard A. D., Kochel R. C. and Holt H. E.; [ntrs.nasa.gov/search.jsp?R=19890001030 Sapping Features of the Colorado Plateau: A Comparative Planetary Geology Field Guide]; NASA; 1988.
  • Witbeck N.E., Tanaka K.L. and Scott D.H., [pubs.er.usgs.gov/publication/i2010 Geologic Map of the Valles Marineris Region], Mars; USGS I-2010; 1991.

Отрывок, характеризующий Долины Маринер

– Знаешь, Мари, – вдруг сказала Наташа с шаловливой улыбкой, которой давно не видала княжна Марья на ее лице. – Он сделался какой то чистый, гладкий, свежий; точно из бани, ты понимаешь? – морально из бани. Правда? – Да, – сказала княжна Марья, – он много выиграл. – И сюртучок коротенький, и стриженые волосы; точно, ну точно из бани… папа, бывало… – Я понимаю, что он (князь Андрей) никого так не любил, как его, – сказала княжна Марья. – Да, и он особенный от него. Говорят, что дружны мужчины, когда совсем особенные. Должно быть, это правда. Правда, он совсем на него не похож ничем? – Да, и чудесный. – Ну, прощай, – отвечала Наташа. И та же шаловливая улыбка, как бы забывшись, долго оставалась на ее лице. Пьер долго не мог заснуть в этот день; он взад и вперед ходил по комнате, то нахмурившись, вдумываясь во что то трудное, вдруг пожимая плечами и вздрагивая, то счастливо улыбаясь. Он думал о князе Андрее, о Наташе, об их любви, и то ревновал ее к прошедшему, то упрекал, то прощал себя за это. Было уже шесть часов утра, а он все ходил по комнате. «Ну что ж делать. Уж если нельзя без этого! Что ж делать! Значит, так надо», – сказал он себе и, поспешно раздевшись, лег в постель, счастливый и взволнованный, но без сомнений и нерешительностей. «Надо, как ни странно, как ни невозможно это счастье, – надо сделать все для того, чтобы быть с ней мужем и женой», – сказал он себе. Пьер еще за несколько дней перед этим назначил в пятницу день своего отъезда в Петербург. Когда он проснулся, в четверг, Савельич пришел к нему за приказаниями об укладке вещей в дорогу. «Как в Петербург? Что такое Петербург? Кто в Петербурге? – невольно, хотя и про себя, спросил он. – Да, что то такое давно, давно, еще прежде, чем это случилось, я зачем то собирался ехать в Петербург, – вспомнил он. – Отчего же? я и поеду, может быть. Какой он добрый, внимательный, как все помнит! – подумал он, глядя на старое лицо Савельича. – И какая улыбка приятная!» – подумал он. – Что ж, все не хочешь на волю, Савельич? – спросил Пьер. – Зачем мне, ваше сиятельство, воля? При покойном графе, царство небесное, жили и при вас обиды не видим. – Ну, а дети? – И дети проживут, ваше сиятельство: за такими господами жить можно. – Ну, а наследники мои? – сказал Пьер. – Вдруг я женюсь… Ведь может случиться, – прибавил он с невольной улыбкой. – И осмеливаюсь доложить: хорошее дело, ваше сиятельство. «Как он думает это легко, – подумал Пьер. – Он не знает, как это страшно, как опасно. Слишком рано или слишком поздно… Страшно!» – Как же изволите приказать? Завтра изволите ехать? – спросил Савельич. – Нет; я немножко отложу. Я тогда скажу. Ты меня извини за хлопоты, – сказал Пьер и, глядя на улыбку Савельича, подумал: «Как странно, однако, что он не знает, что теперь нет никакого Петербурга и что прежде всего надо, чтоб решилось то. Впрочем, он, верно, знает, но только притворяется. Поговорить с ним? Как он думает? – подумал Пьер. – Нет, после когда нибудь». За завтраком Пьер сообщил княжне, что он был вчера у княжны Марьи и застал там, – можете себе представить кого? – Натали Ростову. Княжна сделала вид, что она в этом известии не видит ничего более необыкновенного, как в том, что Пьер видел Анну Семеновну. – Вы ее знаете? – спросил Пьер. – Я видела княжну, – отвечала она. – Я слышала, что ее сватали за молодого Ростова. Это было бы очень хорошо для Ростовых; говорят, они совсем разорились. – Нет, Ростову вы знаете? – Слышала тогда только про эту историю. Очень жалко. «Нет, она не понимает или притворяется, – подумал Пьер. – Лучше тоже не говорить ей». Княжна также приготавливала провизию на дорогу Пьеру. «Как они добры все, – думал Пьер, – что они теперь, когда уж наверное им это не может быть более интересно, занимаются всем этим. И все для меня; вот что удивительно». В этот же день к Пьеру приехал полицеймейстер с предложением прислать доверенного в Грановитую палату для приема вещей, раздаваемых нынче владельцам. «Вот и этот тоже, – думал Пьер, глядя в лицо полицеймейстера, – какой славный, красивый офицер и как добр! Теперь занимается такими пустяками. А еще говорят, что он не честен и пользуется. Какой вздор! А впрочем, отчего же ему и не пользоваться? Он так и воспитан. И все так делают. А такое приятное, доброе лицо, и улыбается, глядя на меня». Пьер поехал обедать к княжне Марье. Проезжая по улицам между пожарищами домов, он удивлялся красоте этих развалин. Печные трубы домов, отвалившиеся стены, живописно напоминая Рейн и Колизей, тянулись, скрывая друг друга, по обгорелым кварталам. Встречавшиеся извозчики и ездоки, плотники, рубившие срубы, торговки и лавочники, все с веселыми, сияющими лицами, взглядывали на Пьера и говорили как будто: «А, вот он! Посмотрим, что выйдет из этого». При входе в дом княжны Марьи на Пьера нашло сомнение в справедливости того, что он был здесь вчера, виделся с Наташей и говорил с ней. «Может быть, это я выдумал. Может быть, я войду и никого не увижу». Но не успел он вступить в комнату, как уже во всем существе своем, по мгновенному лишению своей свободы, он почувствовал ее присутствие. Она была в том же черном платье с мягкими складками и так же причесана, как и вчера, но она была совсем другая. Если б она была такою вчера, когда он вошел в комнату, он бы не мог ни на мгновение не узнать ее. Она была такою же, какою он знал ее почти ребенком и потом невестой князя Андрея. Веселый вопросительный блеск светился в ее глазах; на лице было ласковое и странно шаловливое выражение. Пьер обедал и просидел бы весь вечер; но княжна Марья ехала ко всенощной, и Пьер уехал с ними вместе. На другой день Пьер приехал рано, обедал и просидел весь вечер. Несмотря на то, что княжна Марья и Наташа были очевидно рады гостю; несмотря на то, что весь интерес жизни Пьера сосредоточивался теперь в этом доме, к вечеру они всё переговорили, и разговор переходил беспрестанно с одного ничтожного предмета на другой и часто прерывался. Пьер засиделся в этот вечер так поздно, что княжна Марья и Наташа переглядывались между собою, очевидно ожидая, скоро ли он уйдет. Пьер видел это и не мог уйти. Ему становилось тяжело, неловко, но он все сидел, потому что не мог подняться и уйти. Княжна Марья, не предвидя этому конца, первая встала и, жалуясь на мигрень, стала прощаться. – Так вы завтра едете в Петербург? – сказала ока. – Нет, я не еду, – с удивлением и как будто обидясь, поспешно сказал Пьер. – Да нет, в Петербург? Завтра; только я не прощаюсь. Я заеду за комиссиями, – сказал он, стоя перед княжной Марьей, краснея и не уходя. Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору. Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье. – Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу… Он остановился и потер себе лицо и глаза руками. – Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала. – Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала. – Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья. – Но что же мне делать? – Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю… Пьер смотрел в глаза княжне Марье. – Ну, ну… – говорил он. – Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья. Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью. – Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?! – Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет. – Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи. – Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она. – В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам? На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью. Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей. «Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..» – Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом. И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер. В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен. Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее». Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось. Радостное, неожиданное сумасшествие, к которому Пьер считал себя неспособным, овладело им. Весь смысл жизни, не для него одного, но для всего мира, казался ему заключающимся только в его любви и в возможности ее любви к нему. Иногда все люди казались ему занятыми только одним – его будущим счастьем. Ему казалось иногда, что все они радуются так же, как и он сам, и только стараются скрыть эту радость, притворяясь занятыми другими интересами. В каждом слове и движении он видел намеки на свое счастие. Он часто удивлял людей, встречавшихся с ним, своими значительными, выражавшими тайное согласие, счастливыми взглядами и улыбками. Но когда он понимал, что люди могли не знать про его счастье, он от всей души жалел их и испытывал желание как нибудь объяснить им, что все то, чем они заняты, есть совершенный вздор и пустяки, не стоящие внимания. Когда ему предлагали служить или когда обсуждали какие нибудь общие, государственные дела и войну, предполагая, что от такого или такого исхода такого то события зависит счастие всех людей, он слушал с кроткой соболезнующею улыбкой и удивлял говоривших с ним людей своими странными замечаниями. Но как те люди, которые казались Пьеру понимающими настоящий смысл жизни, то есть его чувство, так и те несчастные, которые, очевидно, не понимали этого, – все люди в этот период времени представлялись ему в таком ярком свете сиявшего в нем чувства, что без малейшего усилия, он сразу, встречаясь с каким бы то ни было человеком, видел в нем все, что было хорошего и достойного любви. Рассматривая дела и бумаги своей покойной жены, он к ее памяти не испытывал никакого чувства, кроме жалости в том, что она не знала того счастья, которое он знал теперь. Князь Василий, особенно гордый теперь получением нового места и звезды, представлялся ему трогательным, добрым и жалким стариком. Пьер часто потом вспоминал это время счастливого безумия. Все суждения, которые он составил себе о людях и обстоятельствах за этот период времени, остались для него навсегда верными. Он не только не отрекался впоследствии от этих взглядов на людей и вещи, но, напротив, в внутренних сомнениях и противуречиях прибегал к тому взгляду, который он имел в это время безумия, и взгляд этот всегда оказывался верен. «Может быть, – думал он, – я и казался тогда странен и смешон; но я тогда не был так безумен, как казалось. Напротив, я был тогда умнее и проницательнее, чем когда либо, и понимал все, что стоит понимать в жизни, потому что… я был счастлив». Безумие Пьера состояло в том, что он не дожидался, как прежде, личных причин, которые он называл достоинствами людей, для того чтобы любить их, а любовь переполняла его сердце, и он, беспричинно любя людей, находил несомненные причины, за которые стоило любить их.

Что такое долина Маринер

Версий о происхождении великое множество. Какое-то время у исследователей существовало предположение, что долины Маринер — это результат водной эрозии, вызванной таянием вечной мерзлоты. Другие ученые считали, что появлению долин способствовало падение огромного метеорита.

долина маринера происхождение

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: