65 лет назад началась история космодрома Байконур


Степь кругом

Место для строительства выбирали долго и придирчиво. Этим занимались самые разные инстанции — и научные, и военные. И, конечно, руководители промышленности, которым предстояло отвечать за строительство уникального объекта. Вмешивались в обсуждение и партийные начальники. Предложения возникали разные: говорили и о западном побережье Каспийского моря, и о Марийской АССР, и об Астраханской области.

Миссия номер один: как СССР сумел вырваться вперед в космической гонке

Без каких факторов полет Гагарина был бы невозможен

Но казахская степь в округе скромной железнодорожной станции Тюратам оказалась оптимальным выбором. Во-первых, там почти не было крупных поселков. Безлюдность — важнейший фактор, а станция располагалась практически в пустыне. Восемь домиков для железнодорожников — не более.

Это давало возможность строить с размахом: наземные пункты подачи радиокоманд для ракет располагались на расстоянии от 150 до 500 км от полигона. Огромные угодья отдали ракетчикам, ученым и военным. В пустынной степи шумные спецстройки никому не мешали жить.

Во-вторых, под рукой была железная дорога Москва–Ташкент, от нее легко было провести необходимые новые ветки. В-третьих, имелся и речной путь по судоходной Сырдарье, оптимальный для тяжелых грузов, которые при таком строительстве неминуемы.

Транспортировка ракеты-носителя «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-13» на стартовую площадку космодрома Байконур, 2019 год

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

От Фёдора до скороварки: главные итоги мировой космонавтики

Что летало, прыгало и падало в 2020 году

Ученые отметили еще два фактора: большое количество солнечных дней в году и относительная близость к экватору. Линейная скорость вращения Земли на широте Байконура составляет 316 м/с — это заметное подспорье для ракетчиков.

Но открыто объявить об истинном месте строительства советские власти не решились. И даже в деловой переписке использовались только условные наименования. Тем более из КГБ поступала информация об особом интересе иностранных агентов к новому объекту. С некоторыми их них даже случилась история, запечатленная в популярном в те годы куплете сатириков Павла Рудакова и Вениамина Нечаева:

Два туриста с чемоданом Сняли ряд секретных данных. А теперь без чемодана Прибывают к Магадану…

Примерно так и бывало. Причем слежка за перемещениями подозрительных лиц велась аж в радиусе 300 км от объекта.

Человек за бортом: как Алексей Леонов вышел в открытый космос

Во время полета возникла нештатная ситуация

Первые запуски

Первый старт Р-7 состоялся 15 мая 1957 года в 19:00 по московскому времени. Этот запуск оказался неудачным, почти сразу же после зажигания двигателей в боковом блоке ракеты возник пожар. Через 103 секунды после старта двигатели ракеты автоматически выключились, и части ракеты упали в 196-319 км от места старта. Вторая ракета была подготовлена к пуску 10 июня, однако три её попытки запуска были отменены автоматикой из-за различных неполадок, и эту ракету вернули на завод. 12 июля 1957 года был произведен пуск третьей ракеты, её запуск закончился разрушением на 43 секунде полета на высоте 4.5 км вследствие ошибки системы управления. Обломки ракеты упали в пределах 15 км от места запуска.

18 июля 1957 года на стартовый стол была установлена новая ракета Р-7. К этому времени планировалось до конца июля подготовить к отправке с завода ещё одну ракету, а так же в производстве находилось ещё четыре ракеты, которые были готовы к отправке в августе-сентябре. Одновременно на заводе изготавливалась ракета для запуска первого спутника, который планировалось произвести после двух успешных запусков Р-7. Поэтому очевидно, что будущие успешные запуски были гарантированы.

21 августа и 7 сентября были осуществлены первые успешные пуски МБР в сторону камчатского полигона, хотя полностью успешными они не стали: головная часть ракеты разрушалась при входе в плотные слои атмосферы за 15-20 секунд до касания поверхности. Тем не менее, эти запуски открыли дорогу космической эре: 4 октября и 3 ноября СССР осуществил первые запуски спутников в космос. На борту второго спутника находилась собака Лайка, которая первой смогла доказать пригодность биологических видов к условиям космического полета. Для сравнения США так же реализовывались похожие программы: с 11 июня 1957 года начались испытательные пуски МБР “Атлас”, которая достигла расчетной дальности к 11-ому полету 28 августа 1958 года. Запуск спутника удался американцам лишь со второй попытки 1 февраля 1958 года (запуск 6 декабря 1957 года был неудачным). Шестой запуск Р-7 по баллистической траектории 29 марта 1958 года стал первым запуском, в котором имитатор боеголовки смог без разрушения пройти плотные слои атмосферы.

С 23 сентября 1958 года начались первые попытки Советского Союза достигнуть Луны, которые завершились первыми облетами Луны, первым достижением поверхности Луны и первыми снимками обратной стороны Луны. С другой стороны 15 мая 1960 года были начаты первые беспилотные полеты космического корабля “Восток“, которые завершились полетом Юрия Гагарина 12 апреля 1961 года. Во всех этих случаях продолжала использоваться стартовая площадка №1. Всего за 4 года с 1957 по 1960 годы с неё были осуществлены 54 запуска. После полета Гагарина эта стартовая площадка получила название “Гагаринский старт“. И поныне эта стартовая площадка является наиболее интенсивно используемой на Байконуре: с нее произведено 602 запуска (38% всех запусков с космодрома на орбиту). С этой площади запущены большинство пилотируемых и грузовых кораблей по пилотируемым программам, а так же первые лунные зонды. Одна из самых крупных катастроф на площадке произошла 26 сентября 1983 года, когда за 48 секунд до старта произошло возгорание РН с пилотируемым кораблем Союз Т-10. Жизни космонавтов удалось спасти с помощью системы аварийного спасения, а восстановление разрушенной площадки заняло почти два года (следующий старт с неё был произведен лишь 6 июня 1983 года – запуск Союз Т-13).

Необходимость бесперебойной работы космодрома на случай аварийных запусков (так из 54 первых запусков РН семейства Р-7 22 были неудачными), а так же потребность в парных запусках космических кораблей и межпланетных станций привела к строительству на Байконуре аналогичного стартового комплекса, получившего название площадка №31 (расположена слева от площадки номер 1). В связи с опытом эксплуатации площадки №1 этот комплекс решили сделать в 2 раза меньше. С 14 января 1961 года по нынешнее время с неё произведено 207 запусков, в том числе несколько пилотируемых.

Псевдоним полигона

Прежде всего, Байконур — название условное. Строительство начали, как мы уже знаем, в районе железнодорожной станции Тюратам. Молодые ученые пели под гитару: «Тюратам, Тюратам, здесь раздолье одним ишакам».

«Псевдонимом» будущего полигона стало наименование якобы соседнего поселка — Байконур, что в переводе с казахского означает «богатая долина». На самом деле старинное казахское степное поселение Байконур располагается в сотнях километров от космодрома. Так хотели сбить с толку американскую разведку. Были и другие варианты названия на все случаи жизни — Тюратам, Ташкент-90, Кызылорда-50, Полигон № 5, мог бы дать название всему комплексу и действующий до сих пор аэродром Крайний… Но всё это звучит совсем не так романтично, как Байконур.

Автор фото

Космический корабль «Союз-9» в монтажно-испытательном корпусе космодрома Байконур, 1970 год

«Я очень хочу, чтобы ты вернулась»

Истории животных — покорителей космоса: от Лайки до таракана Надежды

А вообще-то в 1955 году названию не придавали серьезного значения: мало кто предвидел, что совсем скоро начнется эпоха мирного освоения космоса — и об этом ежедневно вполне открыто будет рапортовать советская пресса. Тогда-то весь мир и узнает слово «Байконур» — имя первого в мире космодрома.

К тому же, это название звучное, экзотическое, раскатистое, оно вполне подошло бы для фантастического романа о космосе. А то, что происходило на стартовых площадках Тюратама в 1957–1961 годах, больше всего напоминало именно фантастический роман.

Американцы, конечно, «засекли» столь масштабное строительство явно военного назначения. Но до 1960-х и они, несмотря на старания разведки, мало что знали о Байконуре.

Капустин Яр

Первые серьезные запуски советских ракет проводились с начала 1950-х на испытательном полигоне Капустин Яр в Астраханской области. Это были суборбитальные секретные полеты на высоту 101 км. Именно оттуда отправились в полет на борту ракеты Р-1В две героические собаки Цыган и Дезик. 22 июля 1951 года они первыми в мире поднялись на космическую высоту и вернулись живыми

Проложившие дорогу к звездам

Как создавали один из главных центров мировой космонавтики

Создание космодрома Байконур

В 1955 году было принято решение о строительстве нового полигона для испытаний и летной отработки первой советской межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Р-7 (изделие 8К71). Именно эта ракета в дальнейшем в «космическом» варианте и проложила для человечества дорогу на орбиту, отправив в космос и первый спутник и первого человека.

Среди вариантов размещения будущего космодрома рассматривались также Дальний Восток и Северный Кавказ. В итоге для строительства Научно-исследовательского и испытательного полигона №5 Минобороны СССР (который позже станет известен всему миру под именем Байконур) была выбрана Кзыл-Ординская область Казахстанской ССР (ныне — Кызылординская обл. Республики Казахстан). Первые группы строителей прибыли на место работ чуть раньше — в январе 1955 г. Строительства велось «с ноля», в голой степи, единственным существовавшим на тот момент элементом инфраструктуры была железная дорога.

Отцы-основатели

Королёв, Глушко, Шубников… Каждого из них мы по праву вспоминаем в юбилейные дни космодрома. Но отцов-основателей у Байконура было больше.

Главным ракетным «радистом» был член-корреспондент академии наук СССР Михаил Сергеевич Рязанский. Он отвечал за безупречную работу пунктов связи, отдаленных от стартовой площадки. Когда-то он участвовал в разработке первого советского радиолокатора, потом стал создавать аппаратуру радиосвязи для ракет. Внук ученого — Сергей Рязанский — сам стал космонавтом. Его первый космический полет состоялся в 2013-м.

Фото: commons.wikimedia.org

Михаил Рязанский

Разработкой уникальных стартовых комплексов для ракет занимался выдающийся «бауманец», академик Владимир Павлович Бармин. В первые годы после училища, в начале 1930-х, он и не помышлял о космосе. Во многом именно благодаря его разработкам в СССР появились и бытовые холодильники, и огромные индустриальные рефрижераторы. Создал он и холодильную установку для Мавзолея Ленина. Но началась война, и талантливый конструктор приступил к работе над пусковыми установками для боевых реактивных снарядов.

После войны, когда создавалась советская ракетная отрасль, конструкторское бюро Бармина вело разработку стартового, подъемно-транспортного, заправочного и вспомогательного наземного оборудования ракетных комплексов.

Владимир Бармин, 1989 год

Фото: ТАСС/Альберт Пушкарев

Просто любовь: Юрий Гагарин остается самым популярным землянином Галактики

Первый космонавт планеты стал знаковым героем мировой культуры

Завершили работу над стартовым комплексом для первой в мире межконтинентальной ракеты на удивление быстро — к 1957 году. Про Бармина говорили, что он ни разу в жизни ни на кого не повысил голос. Но именно ему — одному из немногих конструкторов — не раз удавалось «переспорить» Королёва. Например, именно Бармин предложил удерживать ракету на старте в «висячем положении». Королёву решение не понравилось. Но эксперименты доказали, что оно было оптимальным. Самые большие объекты на Тюратаме строились под руководством Бармина. Не зря именно его называли отцом космодрома. Конечно, в современном городе Байконуре есть улица академика Бармина.

Инфраструктура космодрома


За всю историю космодрома на нём было построено более 70 стартовых комплексов для запусков РН и МБР, из них в настоящее время используются только 5 (по два для РН “Союз” и Протон, и один для РН “Зенит”). При запусках с Байконура в настоящее время используются поля падения, которые расположены на территории России, Казахстана или Туркмении. В этих странах находится по 20, 50 и 2 районов падения соответственно.

Запуски с Байконура позволяют выводить спутники на орбиты с наклонениями от 49 до 99 градусов. Запуски на полярные орбиты с Байконура начиная с 2001 года привели к появлению районов падения первой ступени РН “Днепр“ в туркменской пустыне Каракум и району падения вторых ступеней РН “Союз“ в республике Коми. Кроме того районы падения существуют в Пермском крае, Тюменской, Свердловской и Омской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Хакассии, Туве и Саха Якутии (близ города Нюрба). РН Протон использует поля падения в Алтайском крае, в Туве и Хакассии, в Новосибирской и Томской областях.

В прошлом инфраструктура Байконура широко использовалась и для атомной отрасли. На территории космодрома в 60-70х годах 20 века несли боевое дежурство несколько десятков МБР с ядерными боеголовками. С Байконура в 1977-1988 годы на орбиту отправилось 34 из 35 космических аппаратов с ядерной энергетической установкой (единственным исключением был американский экспериментальный аппарат SNAP-10A, запущенный в 1965 году).

Советские и российские РН

Советские и российские РН

От Камчатки до космоса

Первую ракету со стартовой площадки Байконура запустили 15 мая 1957 года. Это была знаменитая «семерка» конструкции Сергея Королёва. Правда, ее управляемый полет продолжался только 98 секунд. Дальше — пожар в одном из боковых отсеков и авария. Но стартовая система нового полигона показала себя хорошо. Потом было еще два не слишком удачных старта.

По-настоящему безукоризненный запуск ракеты с Байконура состоялся только 21 августа: в тот день ракета доставила боеприпас с полигона на Камчатку.

Фото: РИА Новости/Яков Берлинер

Москвичи у копии первого искусственного спутника Земли, запущенного в СССР 4 октября 1957 года, 1957 год

Уже совсем взрослая: что успела сделать мировая космонавтика

Баланс неудач и достижений самой амбициозной отрасли

Всего лишь через два месяца после дебютного удачного запуска наша великолепная «семерка» первой в мире прорвалась в космическое пространство. Это случилось 4 октября 1957 года, когда был осуществлен запуск искусственного спутника Земли — ПС-1. Так Байконур и стал первым космодромом на нашей планете. С ним связаны почти все успехи советской и российской космонавтики.

Объекты космодрома Байконур

Байконур имеет 12 стартовых площадок (из них эксплуатируются 6) и 11 монтажно-испытательных корпусов для сборки, испытаний и предстартовой подготовки ракет-носителей, разгонных блоков и космических аппаратов.

Располагает четырьмя заправочными станциями, измерительным комплексом с вычислительным центром, кислородно-азотным заводом.

В его инфраструктуру также входят два аэродрома первого класса, более 400 км железнодорожных путей, 1 тыс. км автомобильных дорог, более 600 трансформаторных подстанций, 6 тыс. км линий электропередач, 2,5 тыс. км линий связи.

На космодроме работают более 10 тыс. сотрудников.

Легенды Байконура

На Байконуре утвердились некоторые незыблемые традиции, рожденные еще в Капустином Яру. Когда на стартовый комплекс по железной дороге везли самую первую ракету Р-7, главный конструктор Сергей Королёв и его соратники прошагали впереди нее по рельсам весь путь.

Главный конструктор Сергей Королёв и космонавт Владимир Комаров на космодроме Байконур, 1964 год

Фото: РИА Новости

«Мы добирались до орбитальной станции двое суток»

Командир корабля «Союз» Сергей Залетин — о развитии технологий, зарплатах космонавтов и летающих женщинах

Перед следующими запусками главный обязательно так же, пешком, сопровождал ракету хотя бы часть пути. Эта традиция сохранилась до нашего времени, хотя немного изменилась. В последние годы ракету провожают на стартовый комплекс офицеры пускового расчета во главе со «стреляющим» — тем, кто поворачивает ключ «на старт».

Секретность, охрана, КГБ… Но, как рассказывал Георгий Михайлович Гречко — не только космонавт, но и исследователь, старожил Байконура, работавший там с 1955 года, — среди космонавтов ходила байка, что однажды перед полетом на Байконуре украли… скафандр. Скандал! В итоге пришлось отложить старт и срочно везти из Москвы запасной. Гречко комментировал эту историю так:

Автор цитаты

«Байка, далекая от реальности. Скафандры никто никогда не крал. Это просто невозможно, потому что их перевозят с повышенной аккуратностью, чтобы не повредились, над ними буквально дрожат! Какие уж тут воришки… А могли украсть просто полетный костюм — это типа шерстяного лыжного костюма, обычного тренировочного. Такие готовили для каждого космонавта. Вот этот костюм вполне могли стянуть. И даже на Байконуре»

Байконур, несмотря на тяжелый местный климат, полюбили космонавты. Для них и для исследователей в окрестностях космодрома построили город Ленинск — с гостиницами и санаториями. С 1993 года он официально называется Байконур. Впрочем, неофициально его так именовали с самого начала.

Фото: ТАСС/Альберт Пушкарев

Бортинженер Георгий Гречко и командир Юрий Романенко перед отправкой космического корабля «Союз-26», 1977 год

Гречко вспоминал:

Автор цитаты

«После полетов мы приходили в себя в гостинице «Космонавт». Хотелось домой, к семьям, а тут степи, пустыни… Но однажды к начальнику космодрома явился солдат, который очень профессионально доказал, что с помощью бульдозеров и самосвалов можно создать настоящее озеро в районе Байконура. Начальник быстро всё организовал, и действительно возникло красивое озерцо с островком. К островку вел мостик, рядом построили беседку. Отдых космонавтов стал веселее. Все мы любили приходить к озеру, гулять, рыбачить. Потом бухгалтерия отчитывалась о годовых расходах. А расходы на озеро, конечно, не входили в изначальную смету! Но больше всего в этой истории мне нравится его реакция на выговор. Он сказал: «Выговор снимут, а озеро останется»

Да, рыбачить они любили. Однажды Гречко вернулся с рыбалки с колоссальным сомом. Он весил без малого 22 кг, а длиной не уступал небольшому человеческому росту. Байконурский гарнизон впал в восхищение и зависть! Георгий Михайлович деловито рассказывал о том, как он тянул этого богатыря, как порезал руки леской…

Восход Леонова: как «Известия» освещали первый выход в открытый космос

В марте 1965 года газета четыре дня чествовала подвиг героя

Гречко вместе с Анатолием Филипченко были в то время дублерами Андрияна Николаева и Виталия Севастьянова. Сначала вместе с сомом сфотографировались Гречко и Филипченко. Но это для себя, на память. Ведь дублеров всегда держали в секрете, показывать их «широкой общественности» было не принято. Поэтому для прессы с огромной рыбиной позировали уже Николаев и Севастьянов.

И началось… Одни газеты писали, что сома поймал Николаев, другие — что Севастьянов. А Гречко только посмеивался: «На самом деле даже я его не ловил! Сома мне подарили солдаты, подцепившие его на мелководье напильником. Я просто разыграл ребят». Эта рыбина и поныне остается легендой Байконура, ведь в этом розыгрыше были задействованы люди необыкновенные, настоящие асы космонавтики.

Второй Байконур

Россия наконец начала реальное строительство нового Байконура – космодрома Восточный в Амурской области. Вице-премьер Дм. Рогозин объявил: по масштабам проект сравним с советским планом ГОЭЛРО. Преувеличение не слишком сильное. Восточный – не дублёр, а полноценная замена великого космодрома. Для начала туда собираются полностью перевести пилотируемые запуски. Так что объёмы работ предстоят астрономические, как и расходы казны.

Астрономические цифры

Стоимость строительства Восточного – 300 млрд. рублей. Это сопоставимо с расходами федерального бюджета на саммит АТЭС и Олимпиаду 2014 года. Такую ошеломляющую сумму назвал директор Федерального агентства Спецстрой Г. Нагинский. Надо сказать, официально правительство утвердило смету – 81 млрд. руб. до 2020 года. Правда, вскоре, откуда ни возьмись, в речах чиновников стала мелькать цифра – 251 млрд. рублей. Теперь уже триста.

Лишнее подтверждение – цена космодрома растёт на глазах. Он дорожает, хотя пока не сделано почти ничего. По состоянию на конец сентября 2012 г., работы не ушли дальше стадии рытья котлованов и расчистки лесополос. С такими темпами в график не уложиться. Скорее всего, сроки придётся переносить, причём уже не в первый раз. Согласно начальному плану, новые российские космические ворота должны были открыться в 2014 году. Затем дату перенесли на год, потом ещё на три. Теперь первый пилотируемый старт обещают в 2018 г., окончание строительства космодрома намечено на 2020 год.

Почему всё так медленно? Разумеется, строить космодромы непросто. Чтобы понять масштаб этих сооружений, достаточно представить их размеры. Байконур с его 15 пусковыми комплексами, двумя аэродромами, полутысячей километров железнодорожных путей, раскинулся на площади 6,7 тыс. кв. километров. По территории – больше Кипра или Приднестровья. В принципе в мире построено 28 космодромов (правда, пять уже выведены из эксплуатации). Но по-настоящему крупных площадок, с которых могут стартовать тяжёлые носители, способные вывести на орбиту пилотируемые аппараты, только три. Кроме Байконура и американского космического центра им. Кеннеди, это китайский Цзюцюань, занимающий 2,8 тыс. кв. километров.

Когда достроят Восточный, он войдёт в число четырёх крупнейших космопортов мира. Несомненно, станет самым современным. Это не только комплекс пусковых установок для тяжёлых носителей и два топливных завода: азотный и водородный. В общей сложности – 1,6 тыс. сооружений, составляющих космодром. Также Роскосмос демонстрирует интригующие картины: компьютерные изображения будущего звёздного городка на 30 тыс. человек. Судя по ним, работникам Восточного предстоит райская жизнь в сверхсовременных зданиях среди садов.

Только ждать этого чуда долго. В своё время, когда сверхдержавы наперегонки рвались в космос, стартовые площадки строились в мгновение ока. Например, Байконур возвели с нуля менее чем за два года. Первые работы в казахстанской пустыне начались в июне 1955-го, первый пуск баллистической ракеты состоялся в мае 1957-го, спустя четыре месяца на орбиту вышел первый в мире спутник.

На Восточном – ударная стройка не задалась. Формально работа идёт с ноября 2007 г., когда вышел президентский указ о создании нового российского космодрома. На деле процесс тормозили как могли. Как объясняют эксперты, не последнюю роль тут сыграла позиция предыдущего главы Роскосмоса А. Перминова. Несмотря на понукания сверху, он почти открыто выступал против строительства Восточного. Взамен всеми силами защищал идею остаться на Байконуре. Расчёт был такой. РФ подписала с Казахстаном договор об аренде Байконура до 2050 года. Стоимость аренды зафиксирована на весь срок – 115 млн. долл. в год (3,7 млрд. рублей). Кстати, для Казахстана сумма немалая – столько соседняя страна тратит на поддержку сельского хозяйства. Тем не менее для РФ договор выгодный. Значит, за оставшиеся до окончания аренды 38 лет бюджет РФ потратит 140 млрд. рублей. Это дешевле строительства собственного космопорта. Тем более сэкономленные средства могут пойти на более насущные задачи, например разработку новых ракетоносителей.

Космическая Находка

Но у Кремля были свои планы. Наверху решили: космическая независимость важнее экономии. По плану, после 2030 г. 90% запусков пойдёт с российской территории. После этого Казахстану, скорее всего, придётся почти полностью законсервировать Байконур, поскольку переоборудовать его под чужие ракеты слишком сложно и дорого. Скорее всего, в работе останется один стартовый комплекс – Байтерек, предназначенный для запуска ракет «Ангара». По договору, расходы на его строительство (1,6 млрд. долл.) возьмёт на себя Казахстан. Тут обоюдная выгода: РФ будет продавать соседу ракеты, он – зарабатывать на коммерческих запусках.

Похоже, в высших эшелонах российской власти судьба Байконура решена. Мешают только строительные проволочки. Кроме тихого саботажа со стороны бывшего главы Роскосмоса были и другие причины. В частности, сильно затянулись поиски площадки для нового космического порта. Этим занималась совместная комиссия Роскосмоса и Рособороны. Задача была непростой. Даже школьники знают: чем ближе точка старта к экватору, тем более тяжёлый груз можно вывести на орбиту той же ракетой. Поэтому в Плесецке строить нельзя, поскольку он в Архангельской области. Капустин Яр гораздо южнее, но тоже не подойдёт.

Некоторое время комиссия склонялась к строительству космодрома с нуля, неподалёку от Находки. Как-никак, одна из самых южных точек РФ. Мало того: она на 3° южнее Байконура! Вдобавок Находка у моря, поэтому громоздкие узлы космических аппаратов можно подвозить по воде. Это во много раз дешевле, чем доставлять их с заводов по воздуху. Кстати, именно на транспортную экономию сделал ставку Китай, достраивающий сейчас свой четвёртый по счёту космодром Вэньчан, который разместили на берегу моря.

Тем не менее в итоге выбор пал не на Приморский край, а на Амурскую область. Некоторые эксперты не считают его оптимальным. Рядом китайская граница. Точка старта переместилась на 9° широты севернее Находки. Траектория полёта такова, что в случае аварии носителя при взлёте спасательный модуль наверняка приземлится в море, где добраться до него будет сложнее. Вдобавок всю инфраструктуру, включая дороги и жильё, в Амурской области придётся создавать с нуля. Да и работы влетят в копеечку, потому что годовое колебание температур в зоне строительства Восточного от плюс 35 до минус 40 градусов. Чего стоит одна подготовка грунта, пробы приходится брать на глубине до 70 метров.

В общем, всем был бы хорош космопорт в Находке. За исключением того, что при выведении на орбиту ракеты могли зацепить воздушное пространство Японии. Кроме того, в случае аварии над территорией восточного соседа, он не преминул бы раздуть международный скандал. Поэтому отпало. Как третий вариант рассматривалась возможность строительства в Хабаровском крае, в районе Советской Гавани. Но он не подошёл, поскольку ещё ближе к Японии.

В итоге строительство космодрома началось в Амурской области. Тут нашёлся дополнительный резон: вспомнили про население крохотного закрытого посёлка Углегорск, что в 180 км на север от Благовещенска, в 110 км от китайской границы. Весь жилой фонд этого ЗАТО – шесть казарм. Их обитатели поддерживали на плаву давно забытый богом и правительством маленький военный космодром Свободный. Космодром – громко сказано. Там не было даже стартовой площадки. Пуски шли с мобильных платформ, с помощью носителей Старт-1. Эти твердотопливные ракеты могут выводить на орбиту только малые грузы – до 350 килограмм. За всё время существования на Свободном состоялось пять запусков, два из которых вывели на орбиту израильские спутники-шпионы. В 2010 г. старый космодром Свободный упразднили, все военные запуски перевели в Плесецк, в жизни Углегорска настала новая эра.

Что в итоге? Безусловно, собственная космическая стартовая площадка, готовая к запускам любых ракетоносителей, – гарантия независимости. Да и проект таких масштабов сильно поможет как развитию Дальнего Востока в целом, так и пополнению бюджета Амурской области в частности. Бесспорно, инфраструктурные вложения такого размера нужно делать в собственную экономику. Но всё же – должна быть мера. Смущает постоянный рост и без того запредельной стоимости космодрома. Если опять не контролировать расходы, как это произошло с саммитом АТЭС, к моменту окончания стройки цена вопроса может достигнуть астрономической величины.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: