10 КОСМИЧЕСКИХ ИЗОБРЕТЕНИЙ: ОНИ БЛИЖЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ


Новые космические рынки

Второе десятилетие XXI века останется в истории освоения космоса как период, когда тон в определении будущего космонавтики начали задавать не государственные космические агентства типа NASA, а частные игроки из Кремниевой долины. И эти планы, публично озвучиваемые Илоном Маском или Джеффом Безосом, по размаху и смелости не идут ни в какое сравнение с государственными.

Удивительное дело: владелец Amazon, мультимиллиардер Джефф Безос едва ли не дословно цитирует главного российского визионера от космонавтики Константина Циолковского, воспроизводя его тезисы о грядущем создании человечеством новой космической цивилизации, которая породит тысячу гениев — Моцартов и Эйнштейнов, о космосе, который даст людям неограниченные возможности для развития. Безос пишет, что вся тяжелая промышленность должна быть выведена за пределы Земли, чтобы сохранить планету как заповедник. Он считает, что для человечества это единственное лекарство от стагнации и вымирания.

К этим словам можно было бы отнестись как к научной фантастике, как к полету фантазии богатого чудака, если не принимать в расчет того факта, что Джефф Безос чрезвычайно рационален и прагматичен. Он твердо знает, что делает — это и помогло ему стать богатейшим в мире человеком. Он вряд ли стал бы ежегодно продавать акции на $1 млрд, чтобы финансировать на эти деньги работу своей космической компании Blue Origin, если бы не был занят практической реализацией собственных планов. И не был бы уверен, что работает на будущее всего человечества.

Визионеры исходят из необходимости создания внеземных поселений, устойчивое развитие которых невозможно без обеспечения их автономности. Помимо радикального снижения стоимости орбитальных запусков, она обеспечивается за счет развития трех перспективных рынков: орбитального обслуживания, производства в космосе и использования космических ресурсов. Именно продукты этих трех рынков обеспечат в стратегической перспективе развертывание устойчивой внеземной инфраструктуры. Но уже сегодня соответствующие проекты, реализацию которых начинают Blue Origin и SpaceX, могут служить точкой приложения усилий сотен частных компаний — от крупных корпораций до стартапов.

Взять хотя бы рынок орбитального обслуживания, включающий в себя дозаправку, ремонт, утилизацию и повторное использование космических средств. Его объем, по оценке авторитетной консалтинговой компании Northern Sky Research, в ближайшее десятилетие составит до $3 млрд.

Заинтересованность в орбитальном обслуживании проявляют крупнейшие спутниковые операторы — SES и Intelsat, а компании Orbital ATK (недавно поглощенная Northrop Grumman) и Space Systems/Loral (в составе Maxar Technologies) при поддержке NASA и DARPA прорабатывают пилотные миссии, нацеленные на продление срока жизни находящихся на орбите спутников. Первая такая миссия должна состояться уже в 2020 году с использованием, кстати говоря, российского «Протона».

Второй из нарождающихся рынков — рынок орбитального производства. В отрасли сложился консенсус относительно того, что орбитальная инфраструктура нового поколения должна производиться не на Земле. Размеры обтекателей ракет-носителей по-прежнему налагают жесткие ограничения на размер полезных нагрузок.

Именно поэтому появились модульные космические станции и опробуются новые подходы к архитектуре космических средств, такие как надувные модули, разрабатываемые Bigelow Aerospace и РКК «Энергия». Прогресс в сфере аддитивных технологий и космической робототехники делает возможным создание ранее немыслимой инфраструктуры — от рефлекторов антенн, радиаторов систем охлаждения, солнечных батарей и отражателей для космических электростанций с характерными размерами в десятки и сотни метров до комфортных обитаемых модулей.

Кроме того, снимаются ограничения, связанные с нагрузками на конструкцию космических аппаратов на этапе выведения на орбиту. Иными словами, орбитальное производство способно полностью изменить наше представление о космонавтике. Пока что первые образцы техники, способной создавать орбитальную инфраструктуру, находятся в лабораториях: компания Made in Space тестирует Archinaut, способный собирать крупногабаритные конструкции из деталей и оснащенный 3D-принтером, способным печатать в вакууме и условиях невесомости. Похожий подход исповедует и компания Tethers Unlimited, разрабатывающая космического робота Spiderfab. В этой сфере есть задел и у российских стартапов — сколковские и «Анизопринт» прорабатывали возможность печати карбоновым волокном в космических условиях.

Однако одним из самых многообещающих направлений может стать биофабрикация в космосе, которая в перспективе позволит выращивать человеческие органы для их пересадки. Мировым лидером здесь является резидент биомедицинского кластера Сколково — 3D Bioprinting Solutions. Первая версия их биопринтера должна полететь на российский сегмент МКС до конца этого года.

Третий рынок связан с использованием внеземных ресурсов. Не стоит так уж ожидать, что в космосе найдется что-то жизненно необходимое на Земле — экономический смысл использования добытых на астероидах редкоземельных и драгоценных металлов в земной промышленности остается достаточно неявным, несмотря на то, что ряд малых небесных тел действительно содержит ценных ресурсов на триллионы долларов. Однако добыча ресурсов в космосе приобретает смысл при их использовании на орбите. Так, одним из самых ценных ресурсов в космосе является вода — стоимость доставки одного ее литра на космическую станцию составляет более $55 тысяч. Вода разлагается на водород и кислород, являющиеся компонентами топлива для ракетных двигателей. Таким образом, воду, которую можно добыть c астероидов и комет, можно использовать для дозаправки ракет, выведенных на низкую орбиту. Создание «заправочных станций» на орбите способно ускорить и расширить космическую экспансию, а добыча других ресурсов на астероидах — заложить фундамент для переноса производства в космос.

Вопрос использования внеземных ресурсов — комплексный, требующий полномасштабного международного нормативного оформления с учетом ограничений международных договоров по космосу. Не все, однако, готовы ждать. Недавно ряд государств принял национальные законы, касающиеся использования внеземных ресурсов, космические агентства финансируют исследования, связанные с использованием ресурсов небесных тел для обеспечения функционирования будущих баз, а стартапы обещают наладить коммерческую эксплуатацию астероидов.

Судя по количеству и качеству проектов, направленных на расширение присутствия человека в космосе, развитие новых космических рынков — поле деятельности для частных игроков, и от их прогресса будет зависеть темп экспансии. Но тем важнее здесь роль государства, создающего институциональную среду для роста национальных чемпионов через промышленную политику, правовое регулирование и стимулирующие меры для возникновения игроков на брезжащих на горизонте рынках.

Автор — руководитель направления «Космические технологии» Фонда «Сколково»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Отдача эта, по крайней мере, в российских условиях, возможно, полезна для социально-экономической сферы в целом, но весьма трудно ощутима для «обычных россиян». Вот что, по словам Вячеслава Безбородова, главы госкорпорации «РЕКОД» (РЕзультаты КОсмической Деятельности), созданной специально для внедрения этих результатов в повседневный быт жителей России, они получат от данного внедрения:

1. Создание необходимой базовой инфраструктуры,

2. Внедрение высокоточных систем навигации и мониторинга транспорта,

3. Обеспечение региона космическими снимками,

4. Создание цифровых карт,

5. Построение трехмерных моделей территорий городов и промышленных объектов.

Представить, как цифровые карты и трехмерные модели урбанистического ландшафта станут частью нашего быта, зависит от возможностей воображения каждого из нас. Но какую бы пищу для фантазий не давали все эти весьма «вкусно» звучащие шаги, обозначенные госкорпорацией «РЕКОД», на деле они сводятся к двум разновидностям российской космической деятельности. Первая – навигационная система ГЛОНАСС (о ней более подробно мы поговорим несколько ниже), а вторая – съемки Земли из космоса при помощи спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ).

Купи иномарку – поддержи российский автопром!

ДЗЗ практически никакого отношения к российской космической программе не имеет, ибо почти все дистанционное зондирование в России в настоящее время осуществляется с помощью иностранных спутников. Таким образом, приобретая космические снимки, создавая цифровые карты и строя трехмерные модели городов и промышленных объектов, российские чиновники внедряют результаты деятельности космических отраслей других стран, но отнюдь не России.

На данный момент у России есть четыре спутника, способные в какой-то степени решать задачи ДЗЗ: «Ресурс-ДК1», метеоспутник «Метеор-М» №1 с датчиками КМСС, «Электро-Л» и запущенный в прошлом году «Канопус-В». Однако, «Ресурс-ДК1» уже практически вышел из строя, «Метеор-М» и «Электро-Л» — это метеоспутники, позволяющие производить съемку с разрешением от 1 километра (совершенно неприемлемо для «космосъемочных» задач, поставленных госкорпорацией «РЕКОД»).

Что касается новейшего «Канопус-В», то, как сказал в интервью «Голосу Америки» один из ведущих российских специалистов в области ДЗЗ, все суммарные возможности этого спутника составляют в среднем не более 10% от возможностей любого западного космического аппарата (КА), призванного решать аналогичные задачи. А все вышеупомянутые дистанционно-зондирующие российские КА способны, по мнению данного специалиста, удовлетворить потребности России в ДЗЗ не более, чем на 5%.

Если у кого-то возникнут сомнения в приведенных цифрах, то можно зайти на сайты двух крупнейших российских компаний, предоставляющих и «Совзонд». В списке 29-ти спутников и спутниковых созвездий ДЗЗ, с которых «Сканекс» получал и получает данные, есть лишь 2 российских КА — «Ресурс-01» и «Метеор-3М» (причем оба эти КА уже не работают). Что касается «Совзонда», то из указанных на сайте этой компании 13 спутников и спутниковых созвездий, с которых она получает данные ДЗЗ, нет ни одного российского.

А теперь зададимся вопросом: если вы купите «Форд», или «Фольксваген» даже для езды по российским дорогам, то будет ли это считаться «развитием и использованием» автомобильной «техники, технологий и услуг в интересах социально-экономической сферы»? Будет, но только не того автопрома, который создавался за деньги российских налогоплательщиков.

Шкура неубитого медведя

Правда, программа на 2013-2020 годы предусматривает «в части средств дистанционного зондирования Земли и гидрометеорологического наблюдения увеличение до 24 космических аппаратов орбитальной группировки». Однако, с учетом тех трудностей, с которыми сталкивается запуск первого наиболее современного российского спутника ДЗЗ «Ресурс-П», намерение решить дистанционно-зондирующие задачи России с помощью обещанных 24 спутников к 2020 году представляется пока дележом шкуры неубитого медведя.

Прежде, чем закончить разговор о том, как Роскосмос намерен обеспечивать интересы «социально-экономической сферы» отметим еще одно направление российской космонавтики, которое весьма важно для жителей России и развитие, которого, действительно способно улучшить качество жизни россиян, особенно проживающих в отдаленных регионах. Это – спутниковая связь, включая ТВ и Интернет.

Программа на 2013-2020 годы предусматривает качественный и количественный рост в России «космических средств связи, вещания и ретрансляции», в том числе путем доведения численности телекоммуникационных КА нового поколения к 2020 году до 39 единиц. По замыслу авторов программы это позволит обеспечить телевидением, радио и Интернетом «практически всю территорию Российской Федерации, включая Арктический регион».

Когда «Голос Америки» спросил мнение специалистов ФГУП «Космическая связь» относительно возможности построить и запустить в космос 39 телекоммуникационных КА до конца нынешнего десятилетия, они сказали, что сделать это в принципе возможно. Неясно одно – что это будут за аппараты, кто их будет разрабатывать и изготовлять, а без этого дать ответ не «в принципе», а конкретно – выйдут ли эти КА на орбиту, или нет – нельзя.

«Космизация» быта — миф, или реальность?

Итак, съемки Земли из космоса, предсказание погоды, исследование окружающей среды, определение точного местонахождения, телекоммуникации… Неужели это все, что способен дать «космос» Земле?

А как же облегающая тело одежда «а ля скафандр» из разработанной для космических экипажей прочной и легкой серебристой ткани, «интеллектуальные» дома и квартиры, насыщенные вспомогательной техникой и электроникой, как модули космической станции, портативные ракетные ранцы, позволяющие перемещаться в любую точку города, минуя автомобильные заторы, да много чего еще. Неужели все это можно встретить только на страницах научно-фантастических произведений?

Не только. Правда, технологии, обеспечивающие полеты людей в космос, находят свое применение на Земле, главным образом в сферах, которые так, или иначе связаны с устранением угрозы для жизни и здоровья людей. Ничего удивительного в этом нет. Ведь пилотируемая космонавтика – это обеспечение выживания экипажей в экстремальных условиях, поэтому накопленный ей опыт так бывает полезен в медицине и в чрезвычайных ситуациях.

Искусственное сердце из ракетного двигателя

Вот некоторые из устройств и методик, в основу которых, согласно официальным источникам НАСА, были положены технологии и процедуры, разработанные американской космической отраслью.

• Компьютерные томографы

• Магнитно-резонансные томографы

• Аппаратура для гемодиализа

• Дефибрилляторы

• Искусственное сердце (Это, пожалуй, один из наиболее «животрепещущих» примеров земной полезности космических технологий. Данная модель искусственного сердца была совместно разработана всемирно известным американским хирургом Майклом Дебейки и инженером Космического центра имени Джонсона Дэвидом Сосьером. В основу конструкции была положена схема турбонасосного агрегата главного двигателя шаттла).

• Телеробот-хирург типа «Да Винчи»

• Аппараты для физиотерапии

• Позитронно-эмиссионные томографы

• Микроволновые приемники для обнаружения рака груди на ранних стадиях

• Аппаратура для кардиоангиографии

• Мониторы для исследования нейронной деятельности мозга

• Процедуры и методы стерилизации операционных

• Портативные рентгеновские аппараты для обследования новорожденных

• Индивидуальные дыхательные приборы для пожарных

• Датчики контроля вредных примесей в воздухе

• Система контроля за качеством продуктов питания, которая на два порядка позволила снизить опасность заражения сальмонеллой

• Спасательные плоты для самолетов и судов

• Спасательные баллистические парашюты для самолетов легкой авиации (к настоящему времени эти устройства спасли уже более 200 жизней)

• Охлаждающие костюмы для облегчения фантомных болей, а также для людей, получивших спинальную, или спортивную травму, или для больных рассеянным склерозом

Но земная работа космических технологий не ограничивается одним лишь спасением попавших в трудную ситуацию людей. Они еще облегчают наш быт, делая его проще, а нередко и приятнее. По крайней мере, именно такие цели преследуют разработанные и изготовленные с использованием космических технологий:

• Ортопедические матрасы и подушки с «памятью»

• Фильтры для очистки воды

• Технология сохранения продуктов методом сухой заморозки

• Беспроводные электроприборы

• Системы звукоизоляции автомобилей

• Фотокамеры для сотовых телефонов

Ну и конечно уже навязшие в зубах примеры тефлона и велкро. Строго говоря, велкро (или «липучки») были придуманы в Швейцарии, а тефлон — в США еще в 1940-е годы, но массовое применение эти технологии нашли лишь после того, как НАСА продемонстрировало их эффективность в ходе реализации программы «Аполлон», а потому можно без преувеличения сказать, что космическая программа способствовала внедрению данных технологий в повседневную жизнь.

Космические технологии используются для производства кроссовок. Ну а кроме этого, изобретения космической отрасли помогли создать:

• Систему оплаты за бензин прямо у колонки с помощью кредитной карты

• Систему голографической проверки связных антенн

• Сканнеры для просвечивания багажа в аэропортах

• Солнечные батареи

• Специальные материалы для изготовления одежды пловцов, дайверов, рабочих, занятых на вредном производстве

• Стекловолокно с тефлоновым покрытием для крыш

• Шасси для школьных автобусов

• Пахотный плуг, рассчитанный по методикам, созданным для определения прочности космических кораблей

• Установку, использующую атомарный кислород для очистки картин, написанных в 19-м веке

• Метод мультиспектральной съемки для чтения обгоревших и поврежденных пеплом Везувия древнеримских манускриптов

• Компьютерный язык, используемый, в частности, в автомастерских, в фотоаппаратах «Кодак», портативных компьютерах и экспресс почте.

За рамками данной статьи остается вклад космической отрасли в создание новых систем оружия, в том числе для обороны и сдерживания, но это уже тема для другого разговора.

Где вклад СССР/России?

Наверняка читатели зададут этот вопрос. Действительно, ведь все вышеперечисленные «подарки» землянам были сделаны американской космической отраслью. Мнение о ее решающем вкладе в «бытовизацию» космических технологий укрепляет и статья В.П. Михайлова под названием «Достижения космонавтики в земной технике», которая была опубликована в 1989 году в журнале «Космонавтика, астрономия». В статье признается, что «В использовании достижений космонавтики в традиционных земных областях народного хозяйства наиболее совершенных организационных форм к настоящему времени добились США».

Действительно, большинство примеров использования космических технологий в земных целях были взяты Михайловым из заокеанского опыта. Что касается советских космических технологий, то автор статьи упоминает лишь несколько примеров их «народнохозяйственного» использования. Это:

• Создание жаропрочных строительных конструкций

• Медицинский портативный комплект

• Использование титана в стоматологии

• Использование в сельском хозяйстве технологий с замкнутым циклом и с вторичным использованием отходов

• Использование реактивного двигателя для распыления пестицидов, для сушки зерна, или для тушения его возгорания в элеваторах

• Использование учеными методики и инструментов, созданных ими для анализа образцов лунного грунта, для изучения некоторых образцов пород

• Экспресс-анализ воздушной атмосферы в шахтах, на рудниках и карьерах на основе способов анализа атмосферы жилых и рабочих помещений космических кораблей и орбитальных станций

• Создание и испытание в СССР первого в мире самолета (Ту-155), способного использовать криогенное топливо (жидкий водород и сжиженный природный газ)

Впрочем, данные о том, насколько широко были внедрены в экономику СССР эти технологии и методики, отсутствуют.

Как врачи ИМБП лечат стресс и ДЦП

Наибольших успехов в области «космонавтика для Земли» добилась советская/российская космическая медицина, обеспечивающая уже в течение десятков лет длительные пилотируемые полеты. Флагманом этого раздела медицины является Институт медико-биологических проблем (ИМБП) РАН.

По словам А.И. Григорьева, академика РАН и РАМН, вице-президента РАН и научного руководителя ИМБП, «Научные исследования в области космической медицины значительно дополнили земную новыми знаниями о здоровом человеке, критериях нормы, резервных возможностях организма».

Основной вклад ИМБП в решение проблем со здоровьем обычных землян так или иначе связан с лечением расстройств опорно-двигательного аппарата, сердечнососудистой и центральной нервной систем, в частности, детского церебрального паралича (ДЦП), профилактики заболеваний, а также восстановлением после тяжелого физического, или психологического стресса. С этой целью ИМБП в сотрудничестве с другими организациями российской космической отрасли, как например , разработал множеств успешно работающих устройств, методик и фармакологических средств. Только за последние три года ИМБП получил 45 соответствующих патентов, в том числе три международных.

Помимо ИМБП вклад в земную медицину вносят и другие космические организации. Так, РКК «Энергия» достигла больших успехов в создании протезов. Из них наиболее «продвинутый» — это так называемая «рука Терминатора» — протез кисти, чувствующий нужную силу сжатия.

Самое ценное, что есть у человека – это здоровье. Но мы хотим не просто жить, а жить качественно и разнообразно, что немыслимо без множества окружающих нас «умных» приспособлений. В этой статье уже говорилось о том вкладе, который вносит НАСА в их создание. А что же российская космическая отрасль? Неужели она менее продуктивна и инновационна, чем американская в плане разработки новых технологий, или их «бытовизации»?

Упущенный шанс России

Российская космическая отрасль вот уже более двух десятков лет находится в состоянии глубокого застоя. Но так было не всегда. В 1960-е, 1970-е годы, в период качественного развития космонавтики интенсивно создавались новые технологии и методики, которые без сомнения нашли бы свое место в «земной» жизни, причем не только в СССР, но и на мировом рынке.

Этого не произошло по двум причинам. Первая – сверхсекретность, окутывавшая всю советскую космическую программу. Разве можно было использовать какие-нибудь космические технологии для создания хотя бы тостерницы, или кофемолки, если «враг», купив эти бытовые приборы в промтоварном магазине, тут же разглядел бы в них данные технологии, после чего непременно бы их скопировал, нанеся тем самым непоправимый ущерб обороноспособности СССР?

О такой ситуации рассказал заслуженный летчик-испытатель СССР Магомед Толбоев, участвовавший в программе «Энергия-Буран». По его словам, в ходе реализации этой программы было создано порядка 500 коммерчески пригодных технологий, которые не попали на рынок именно из-за соображения секретности.

А вторую причину очень простыми, но от этого не менее горькими словами раскрыл в прошлом один из ведущих проектантов РКК «Энергия» профессор Леонид Горшков. «Да никому это тогда не нужно было, – сказал он в интервью «Голосу Америки», – Зачем напрягаться, внедрять новые технологии в “земную” промышленность, когда все и так было, в общем, ничего?» Кстати, по его мнению, именно эта причина, а не пресловутая секретность лежала в основе неиспользования в гражданской промышленности СССР достижений космической отрасли.

Вот так и было безвозвратно упущено время, когда разработанные в СССР космические технологии могли по своей новизне найти спрос, как на внутреннем, так и на мировом рынке. Российская космическая отрасль никаких новых технологий за 20 лет своего существования не создала, а внедрять в повседневную жизнь старые советские, с помощью которых уже можно только «изобрести велосипед», нет никакого смысла.

В космический рынок на космическом транспорте

Одной из целей Государственной космической программы РФ «Космическая деятельность России на 2013-2020 годы» провозглашено «закрепление Российской Федерации на мировом космическом рынке». Понятно, что закрепление это может произойти лишь с помощью конкурентоспособных направлений космической деятельности России.

Сейчас доля РФ на мировом рынке космонавтики, по словам генерального конструктора и президента РКК «Энергия» Виталия Лопоты, составляет только 2%, хотя по ежегодным расходам на эту отрасль страна находится на четвертом месте. И эти 2% почти полностью состоят из доставок на орбиту людей и полезных нагрузок, то есть – «космический транспорт».

Какие же у российской космической отрасли есть конкурентоспособные направления, с помощью которых она сможет выйти за эти 2%? Ответ в вышеупомянутой программе. Это – услуги по выведению на орбиту полезных нагрузок, ракетное двигателестроение и пилотируемая космонавтика. Данные три элемента относятся к той же категории «космический транспорт».

Давайте теперь отбросим все «вкусное», но при этом малопонятное многословие, содержащееся в данной программе, типа «создание перспективных и модернизация средств выведение космических аппаратов», «создание научно-технического и технологического задела для разработки перспективных образцов ракетно-космической техники». Сделав это, мы увидим, что все более, или менее конкретные меры по укреплению конкурентоспособных направлений российской космонавтики, будут сведены к двум шагам.

Первый – создание ракеты-носителя (РН) типа «Ангара», проектирование которого началось почти 20 лет назад. Второй – разработка и постройка некой «перспективной пилотируемой транспортной системы, способной обеспечить полеты людей к Луне», или другим словами корабля для полетов к естественному спутнику Земли. В программе еще, правда, упомянуто создание транспортно-энергетического модуля (ТЭМ), но предназначение этого устройства почти так же непонятно, как гигантских рисунков в пустыне Наска.

О маркетинговом значении египетских пирамид

А теперь давайте вспомним, что к настоящему времени, помимо «классических» ракет-носителей типа американских «Дельт» и «Атласов», европейских «Арианов», китайских «Великих походов» на мировой рынок выходят частные «Фальконы», строящиеся американской /«Антаресы», изготавливаемые другой частной , японские H-IIА и индийские GSLV.

Буквально несколько дней назад успешно вывела на орбиту свой спутник Южная Корея при помощи собственного носителя KSLV-1 «Наро», в разработке, которого, правда, приняли участие российские специалисты. Активно и достаточно успешно работает в направлении создания собственного носителя Иран. По некоторым данным Северной Корее удалось в декабре прошлого года вывести на орбиту с помощью собственного РН рукотворный объект.

Что касается пилотируемой техники, то уже почти 10 лет успешно летают китайские «Шеньчжоу», а к концу этого десятилетия у США должны быть, как минимум 4 новых типа пилотируемого семиместного корабля. Кстати, все они создаются с учетом эксплуатации в составе межпланетного комплекса, то есть обладают способностью совершать полеты к Луне.

А теперь зададим вопрос: какое преимущество будет в глазах потенциальных коммерческих клиентов у российской «Ангары», которая по времени появления и введения в эксплуатацию окажется в конце очереди, выстроившейся из американских, европейских, китайских, японских и индийских носителей? Или у нового российского корабля, который, как минимум лет на 15-17 войдет в эксплуатацию позже «Шеньчжоу» и наверняка позже четырех упомянутых американских кораблей?

Только лишь то, что «Ангару» и безымянный пока корабль создаст страна — наследница государства, где появились на свет одноименные корабль и ракета-носитель «Союз», а также РН «Протон»? Но что-то никто не приглашает современных египтян проектировать и строить небоскребы, или телебашни лишь на том основании, что их предки создали в древнем Египте пирамиды – величайшие архитектурные и инженерные сооружения прошлого.

ГЛОНАСС

То, что в создании ГЛОНАСС заинтересованы вооруженные силы РФ, сомнений нет. В случае, если по техническим, или по каким либо иным причинам, американская GPS перестанет предоставлять свои навигационные услуги на территории России, российские корабли, самолеты, даже танки и БМП могут оказаться в положении путника, который в глухом лесу потерял компас. В этой ситуации ГЛОНАСС выполнит роль страховочной сетки.

Но с учетом распространенности и доступности GPS, в частности в России, представить, что ГЛОНАСС, который, кстати, в прошлом году отказалось принять Министерство обороны, сможет составить на внутреннем рынке РФ серьезную конкуренцию американской навигационной системе, может лишь безграничный оптимист.

Конечно, можно будет в «добровольно-обязательном» порядке, как в свое время лабрадору Кони повесить приемники ГЛОНАСС «на шею» российским предприятиям и организациям, но с простыми россиянами вряд ли удастся это сделать. А они будут покупать GPS даже, если он по качеству будет такой же, как ГЛОНАСС, ибо в среде маркетологов есть такой хорошо известный феномен, как верность бренду.

В свое время, говоря о положении в российской авиации, глава агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев сказал в интервью «Комсомольской правде»: «Чтобы отечественные компании закупали отечественные же самолеты, нашим производителям нужно делать лучшие в мире машины». Точно так же российские потребители станут покупать ГЛОНАСС, а не GPS лишь в том случае, если российская навигационная система станет предоставлять более качественные услуги, чем американская. Насколько это вероятно, судите сами.

Аксиомы на заметку

Если не считать спутников связи, ДЗЗ, метео и.т.д.., то есть тех, которые изначально создаются и запускаются для решения «земных» проблем, космическая отрасль окупает себя двумя основными способами.

Первый – это стимулирование научно-технического и производственного потенциала космической державы, который может быть использован для создания высокотехнологичной «земной» техники. А второй – использование космических технологий в повседневной «земной» жизни, как внутри данной державы, так и за ее пределами.

В СССР традиционно и наиболее эффективно действовал лишь первый способ.

Самым продуктивным донором технологий, которые могут быть использованы в гражданских отраслях, связанных с производством и предоставлением для людей необходимых товаров и услуг, является пилотируемая космонавтика. Это вполне естественно, ибо задача большинства технологий, разрабатываемых для пилотируемых кораблей и комплексов, состоит в том, чтобы обеспечить жизнь, здоровье и работоспособность человека в экстремальных условиях, и к тому же сделать это максимально надежно, экономично и эффективно. Соответственно, в земных условиях данные технологии по своим показателям значительно превосходят аналогичные изобретения, которые изначально разрабатывались для использования в повседневном быту.

В настоящее время Россия, не считая коммерческих запусков, может полноценно использовать только первый способ извлечения коммерческой выгоды из своей космической деятельности, то есть стимулировать развитие своего научно-технического потенциала. Новых технологий у нее практически нет, а имеющиеся советские уже давно «второй свежести», а потому не могут вызвать реального рыночного интереса у потенциальных клиентов.

Попытка увеличить свою долю космического рынка с помощью «Ангары» и нового корабля представляется не очень перспективным делом. С одной стороны к моменту появления этих изделий на рынке он уже будет достаточно насыщен аналогичной продукцией других стран, а с другой — России потребуется время, чтобы доказать приемлемое качество своей техники.

Означает ли все вышесказанное, что у России уже нет шансов стать серьезным игроком на мировом космическом рынке? Отнюдь. Если РФ хочет стать таким игроком, то ей нужно сделать главным (а не третьим, как это указано в космической программе) приоритетом своего развития пилотируемую космонавтику, причем ориентированную на исследование и освоение «дальнего» космоса, за лунной орбитой.

Во-первых, это будет куда больше стимулировать научно-технический потенциал страны, чем протирание «до дыр» околоземного пространства, или «аполлоновские» полеты до Луны и обратно. Во-вторых, созданные в процессе реализации «дальнекосмических» проектов технологии действительно будут носить инновационный характер, а значит представлять рыночный интерес.

В-третьих, в настоящее время помимо США только у России есть (все еще) инженерно-конструкторский и производственный потенциал, который позволит ей начать реальную подготовку к пилотируемой деятельности в «дальнем» космосе. А это значит, что Россия может обеспечить себе значительную долю перспективного космического рынка, где у нее значительно меньше конкурентов, чем на рынке «ближнекосмическом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Космос на Земле

Передовые технологии чаще всего создаются для космической отрасли или на стыке с ней. Впоследствии многие из них обретают «вторую жизнь», становясь неотъемлемой частью жизни землян. Как это происходит и почему некоторые продукты космических технологий буквально перерождаются на Земле, разбиралась «Лента.ру».

Среди многих людей, которые едва разбираются в космической тематике, бытует мнение, что пилотируемая космонавтика —отрасль, исключительно нацеленная на престиж страны и довольно бесполезная с практической точки зрения. Ведь после высадки астронавтов на Луну человечество не продвинулось дальше МКС, а тем временем беспилотные аппараты добрались аж до Плутона. Но это совсем не так: именно для космоса создаются самые современные технологии, которые после испытаний и некоторых изменений попадают на Землю, где становятся массовым продуктом.

Практически у каждого на смартфоне установлены картографические сервисы. При этом немногие задумываются, как эти карты появились и почему они настолько точные. Объяснение этому есть, оно довольно простое: добиться такой точности при столь огромных масштабах удалось благодаря космическим аппаратам, которые на протяжении многих лет проводят дистанционное зондирование Земли.

Так как мониторинг из космоса ведется на постоянной основе, благодаря спутниковым технологиям удается, например, предупреждать стихийные бедствия и оценивать ущерб от них. В частности — наводнения и лесные пожары. В случае последних, особенно когда они происходят в удаленных районах, свежие спутниковые снимки особенно актуальны, ведь они показывают масштаб пожаров и направление распространения огня. Вкупе с метеорологическими прогнозами подобная информация позволяет оперативно разработать стратегию борьбы с возгораниями.

Фото: Алексей Максименко / Globallookpress.com

Кроме всего прочего, дистанционное зондирование Земли позволяет проводить мониторинги сельскохозяйственного, природоохранного и строительного характера, в том числе и выявляя законодательные нарушения.

Всеми этими делами за пределами планеты занимается Государственная корпорация «РОСКОСМОС». Но не каждому известно, что Корпорация активно работает и на Земле.

Одно из предприятий, входящих в структуру РОСКОСМОСА и работающих по широкому профилю, — это Корпорация ВНИИЭМ. Созданный в 1941 году для разработки и быстрейшего выпуска электротехнических средств для обороны Москвы ВНИИЭМ сравнительно быстро укрупнился и стал одним из главных научно-производственных предприятий Советского Союза, а затем и России.

Сейчас один из главных продуктов ВНИИЭМ — системы управления АЭС. Еще в советские времена предприятие создало электронную «начинку» для Ленинградской, Курской и Чернобыльской атомных электростанций. А сейчас ВНИИЭМ разрабатывает комплексы электрооборудования системы управления и защиты для водо-водяных энергетических реакторов. Устанавливаются подобные системы и за рубежом, например на иранской АЭС «Бушер».

Фото: Ahmad Halabisaz / Zumapress / Globallookpress.com

Еще одна не менее интересная разработка ВНИИЭМ — бесконтактные электродвигатели постоянного тока. Их внутренняя полость надежно изолирована от внешней среды, что существенно расширяет область их применения. Например, бесконтактные электродвигатели, первоначально предназначенные исключительно для космической отрасли, теперь широко применяются и в других экстремальных условиях, например под водой. Помимо бесконтактных электродвигателей есть и электронасосы, которые способны выполнять даже самые сложные задания в суровых условиях.

Также ВНИИЭМ производит электротехнические и конструкционные материалы самого широкого применения, среди которых — композиционные материалы с впечатляющими характеристиками и с сохранением высоких изоляционных свойств при сверхвысоких температурах.

В стороне от вполне «бытовых» разработок не остался и известный Центр им. Хруничева, тоже входящий в периметр РОСКОСМОСА. А в частности — его «дочка», Усть-Катавский вагоностроительный завод им. С.М. Кирова, основанный в 1758 году, одно из старейших предприятий России. Сейчас здесь производят трамвайные вагоны, в том числе и самые современные, которые вскоре будут ездить по улицам крупнейших городов России.

Фото:

А еще завод выпускает целую серию оборудования для топливно-энергетического комплекса, в том числе газорегулирующее и насосное оборудование, а также трубопроводную арматуру, пользующиеся огромным спросом на «земных» предприятиях.

Существует и такое предприятие, как АО «Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева», где производят не только боевые ракетные комплексы, но и вполне гражданскую продукцию. Например, пожарные автоподъемники — без таких приспособлений бороться с пожарами и спасать жизни людей во многих случаях не представлялось бы возможным. Отдельно стоит отметить, что автоподъемники предназначены для работы на высоте вплоть до 50 метров.

Фото: fireman.ru

В ракетном центре также производят и такие необычные для России изделия, как ветроэнергетические установки с вертикальной осью вращения. Интеграция подобных разработок в соответствующих районах страны позволит не только серьезно сэкономить на электричестве, но и уменьшить ущерб, который люди наносят природе.

Кроме того, на предприятии налажено производство не менее уникального горно-шахтного оборудования, оборудования для нефтеперерабатывающей промышленности, а также гидравлических монтажных инструментов.

Входящий в состав РОСКОСМОСА Златоустовский машиностроительный завод не ограничивается созданием оборудования для космоса и передовых образцов оружия. Так, именно там производят современные электрические и газоэлектрические, а также настольные плиты. Такие продукты определенно могут пригодиться в любом домашнем хозяйстве.

Помимо этого, на заводе налажено производство медицинского оборудования и радиаторов. Последние отличаются повышенной тепловой мощностью и помогают в создании энергоэффективной отопительной системы.

Так что космос везде вокруг нас, и предприятия РОСКОСМОСА этому проникновению активно способствуют.

Космические изобретения, которые прижились на Земле

По мере того как космические аппараты все чаще отправлялись к звездам, они сыпали на землю отработанными ступенями, а на человечество — передовыми технологиями. Многие из привычных нам вещей когда-то задумывались как часть космического проекта. Вот только некоторые из них.

Ноутбук

Давайте лучше назовем это «портативный компьютер». GRiD Compass был первым вычислительным устройством, которое можно было одной рукой держать, а второй – набирать команды. Правда, исключительно благодаря невесомости, в которой он работал, потому как весил этот кирпич из 80-х 4,3 кг. Идея была в том, чтобы расширить список возможностей астронавтов, вооружив их переносными компьютерами. Получилось очень даже неплохо, и это изобретение прекрасно прижилось в современном мире.

Камерафоны

Миллионам фотографий чьих-то обедов в вашей ленте стоит сказать спасибо желанию человека разглядывать звездное небо. В 90-х команда Jet Propulsion Laboratory трудилась над созданием камеры, достаточно мощной, чтобы делать максимально хорошие фотографии, и достаточно маленькой, чтобы ее можно было разместить на борту космического корабля. Внимание вопрос: как вы думаете, к чему это все привело?

Утепление дома

Космос — место с очень непростой погодой. Чаще всего там либо очень холодно, либо очень жарко. Поэтому NASA занялось экспериментами с термоизоляцией для кораблей и костюмов для программы Apollo. И однажды у них получилась весьма удачная комбинация из алюминия и полиэстера. Подобную теплоизоляцию сегодня можно часто наблюдать на строительных площадках.

Пена с памятью формы

Во время полетных перегрузок пилоты и астронавты испытывают массу дискомфорта. Чтобы облегчить их неудобства, а заодно сэкономить на необходимости подгонять каждое сиденье под своего пилота индивидуально, была создана специальная пена с памятью. Она меняла свою форму соответственно нагрузке и позволяла сидящему в ней пилоту с большим комфортом проходить перегрузки, после возвращая его тело в правильное положение. Получилось настолько хорошо, что технология пригодилась даже обычному землянину — из пены стали делать высококачественные матрацы.

Спортивная обувь

Нет, ученые не изобрели специальные тапочки для бега по Луне, и не они придумали первую спортивную обувь. Они занимались более важными вещами, например, технологией амортизирующего слоя для летных шлемов. Насколько удачно с ней получилось — непонятно, однако идея сделать из этого материала подошву для кроссовок оказалась отличной и пришла в голову бывшему инженеру NASA. По его замыслу, пустоты в воздушном материале заполняются специальным амортизирующим гелем. Так появились первые Nike Air.

Смотрите программу «Как это устроено» по будням в 17:15 (мск) на телеканале Discovery и изучайте детали самых простых и самых удивительных вещей вместе с нами.

Поделиться с друзьями

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: