Летчик-космонавт Михаил Корниенко об аварии во время старта «Союза»: ребятам повезло


Заказал огурчики

Первый наш вопрос — о предстоящем возвращении на Землю, которое запланировано на 2 марта. Мы знаем, что Михаил после посадки в 2010 году в первую очередь попробовал малосольные огурцы. Как выяснилось, ко второму возвращению с орбиты он вновь их заказал.
«Попросил жену Ирину передать мне огурцы, маринованные по особой технологии — на красной смородине. Они невероятно вкусные! Заказал пару баночек», — рассказывает Михаил Борисович.

В космосе таких разносолов не отведаешь. Да и предпочтения в еде здесь зачастую меняются. По признанию нашего земляка, дома он был равнодушен к сладкому, а теперь очень нравятся конфеты.

Михаил также признался, что он не любитель охоты и рыбалки, но на природу отправился бы хоть сейчас.

«Когда вернусь, поеду на свою родину, в Сызрань. У меня там много знакомых. Пообщаюсь с друзьями-вертолетчиками. Они, кстати, заядлые рыбаки», — делится своими земными планами космонавт.

Планирует он и посещение русской бани, что в лесочке Звездного городка. По традиции, в пятницу, после возвращения. «Коллеги по работе веники для меня уже приготовили», — говорит он.

Мы прекрасно понимаем Михаила, который почти год (на сегодняшний день 321 сутки) видел воду «плавающей» в воздухе, а не растекающейся по телу. Да и огурчиками похрустеть после хоть и разнообразной, но в основном сублимированной пищи будет приятно.

Келли и Корниенко возвращаются из космоса, побив рекорд

Правообладатель иллюстрации AP Image caption Келли и Корниенко на 300-й день пребывания в космосе Американский астронавт Скотт Келли и российский космонавт Михаил Корниенко в среду утром вернутся за Землю, проведя почти год на орбите на борту Международной космической станции (МКС).

Оба они провели столь длинный период времени в космосе в рамках исследования, как это влияет на тело человека.

На Земле оставался однояйцевый брат-близнец Скотта Келли, и теперь ученые смогут сравнить состояние его организма с вернувшимся домой астронавтом.

Ко 2-му марта Келли и Корниенко проведут в космосе 340 дней. Это рекорд длительности пребывания на борту МКС. Это уже четвертый полет Келли в космос, где он провел в общей сложности 520 дней.

  • Год на земной орбите: космические фотографии Скотта Келли
  • Как живется на Международной космической станции?

Скотт Келли также привезет с собой с МКС семена рукколы, которые были оставлены там британским астронавтом Тимом Пиком в декабре. Семена будут распределены по школам, где ученики смогут сравнить, как будет расти эта зелень по сравнению с чисто земной.

«Я мог бы провести там еще сто дней. Если надо, то и год – все зависит от того, чем бы я там занимался, и насколько это нужно», — сказал Келли в интервью с прессой.

Но он добавляет, что рад возвращаться домой. Он также назвал МКС волшебным местом и потрясающей лабораторией.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption На Земле оставался однояйцевый брат-близнец Скотта Келли

Ученые хотят сравнить однояйцевых близнецов – одного из них вернувшегося из долгого пребывания в космосе – для того, чтобы более полно понять, как тела двух генетически идентичных людей реагируют на разную окружающую среду.

Пребывание в космосе приводит к атрофии мышц, нарушению сна, потере костной массы, ухудшению зрения. Кроме того, астронавты подвергаются радиационному облучению. Но наиболее заметные последствия пребывания в космосе отмечаются в психике.

«Физически я чувствую себя очень хорошо, — говорит Скотт Келли. — Но сложнее всего находиться в физической изоляции от дорогих мне людей на Земле, потому что теряешь с ними связь».

«Даже после года здесь [на МКС] невозможно привыкнуть ко всему. Жить без водопровода, например. С точки зрения личной гигиены, это как провести год в палатке в лесу».

После того как в среду утром Скотт Келли приземлится в Казахстане, он вылетит в Хьюстон, где исследователи НАСА приступят к полному обследованию астронавта. Лишь после этого Келли удастся, как он сам говорит, поехать домой и нырнуть в бассейн.

Правообладатель иллюстрации NASA Image caption Дольше Келли и Корниенко на борту МКС не находился никто

Его брат Марк Келли, также астронавт, подвергался обследованиям весь тот год, что Скотт провел на борту МКС.

Сопоставление результатов обследования близнецов поможет ученым лучше понять часто незаметные на первый взгляд физиологические и психологические изменения, к которым приводит длительное пребывание в космосе. По словам НАСА, это поможет подготовке возможных полетов на Марс.

«Мы узнаем многое о последствиях длительного космического полета… Я надеюсь, что это будет одним из многих шагов на пути к Марсу», — сказал Скотт Келли.

В понедельник Келли передал командование МКС своему коллеге Тимоти Копра. Рано утром в среду он, Корниенко и российский космонавт Сергея Волков переместятся на борт космического корабля «Союз».

Двигатель «Союза» включится в 03:34 по Гринвичу, после чего корабль направится в сторону Земли. Приземление должно состояться через 53 минуты, в 04:27 по Гринвичу (07:27 по Москве).

Абсолютный рекорд длительности пребывания в космосе принадлежит российскому космонавту Валерию Полякову, который в середине 90-х годов провел 437 дней на борту станции «Мир».

Долгожители космической вахты

На год без Земли Михаил согласился первым из российских космонавтов. Корниенко понимал важность такой экспедиции для исследования космоса. Она была организована впервые за 15 лет пребывания человека на борту МКС. Раньше больше, чем на полгода здесь не задерживались. Сегодня ученым понадобились исследования по влиянию микрогравитации на человеческий организм во время длительного полета. Их результаты необходимы для экспедиций на Марс, на другие дальние планеты и астероиды.

К полетам по Солнечной системе готовились и в былые годы. В советские времена наши космонавты находились на орбите по 365 и даже по 438 суток. Тогда еще не было МКС, и они работали на других орбитальных станциях. Это были «Салют-6» и «Мир». Не было в то время и современных методов диагностики, которые позволяли бы проводить исследования на клеточном, биохимическом, генном уровне.

На этот раз первый «долгожитель» МКС Михаил Корниенко и его американский коллега, астронавтСкотт Келли выполняли десятки научно-прикладных экспериментов, занимались дистанционным зондированием Земли и главной задачей — проведением многочисленных медико-биологических экспериментов. «Пожалуй, самым сложным можно считать наш совместный с Келли эксперимент «Перемещение жидкостей» (англ. fluid shifts. — Прим. ред.), во время которого проводится ультразвуковое исследование практически всего организма».

«Я никогда не думал, что сам себе буду делать ультразвук глаз, сердца, сосудов головного мозга, сонной артерии… Подготовка некоторых исследований, связанных с этим экспериментом, занимает несколько дней, а проводится он не один раз. Мне греет душу, что делаю полезное дело для участников будущих космических экспедиций. Это вдохновляет и дает силы для нелегкой работы», — говорит Михаил.

А через год они вернутся

Олег Игоревич, годовой полет — первый для американцев, но не для нас. У российских ученых огромный опыт проведения сверхдлительных экспедиций. Что хотите узнать нового?

Олег Орлов:

Идею годовых полетов предложили американские коллеги. Однако нам это тоже интересно. Почему? Главное — возможность в реальных условиях невесомости отработать элементы системы обеспечения межпланетных полетов. Экипаж того же марсианского корабля должен быть готов к любым нештатным ситуациям, вплоть до хирургических операций на борту. Сейчас это не нужно: МКС летает на земной орбите, под контролем.

Другой пример: важно изучить, смогут ли космонавты работать на поверхности той или иной планеты после долгого полета.

В основной экипаж вошли Михаил Корниенко и Скотт Келли, их дублеры — Сергей Волков и Джеффри Уильямс. Почему именно они?

Олег Орлов:

Выбор «основных» не случайный. Оба опытные космонавты. Четыре года назад Корниенко уже был на МКС, выходил в открытый космос. Келли трижды работал на орбите. Их общий космический стаж — год на двоих. Достойный тандем. То же самое можно сказать и о дублерах.

Правда, что некоторые космонавты отказались от участия в таком полете? А один, с большим звездным стажем, честно признался: готов слетать два раза по полгода, но не один раз на год.

Олег Орлов:

Правда. Ничего удивительного — миссия непростая. Сил надо много, восстанавливаться придется дольше, чем обычно. Поэтому немалую роль играла готовность самого космонавта лететь на такой срок.

У Скотта Келли есть брат-близнец, тоже космонавт. Американцы его используют в качестве «контрольной группы» в эксперименте?

Олег Орлов:

Я бы не сказал, что это именно контрольная группа. Но идея есть — использовать близнецов, чтобы сравнить влияние космоса на похожие организмы.

До старта три месяца. Медицинская, психологическая подготовка завершена?

Олег Орлов:

Все идет по расписанию. Сейчас Корниенко и Келли знакомятся с научной программой — это около 60 экспериментов. Запланирована большая медико-биологическая научная программа на российском сегменте.

Знаю, что предусматривается совместное использование как оборудования, так и результатов экспериментов?

Олег Орлов:

И это очень важно. Простой пример. Мы давно ставили вопрос о проведении на борту орбитальных станций экспериментов с животными. Да, летают биологические спутники, дают потрясающие результаты. Но исследования с участием человека открывают совершенно иные возможности. К сожалению, нам каждый раз возражали: мол, работа с животными несет определенные риски с точки зрения экологии, безопасности для здоровья космонавтов, включая аллергию, и т. д.

А вот американцы начинают на МКС эксперименты с мышками. Недавно американские коллеги приезжали в институт, обсуждали проведение таких совместных исследований. И нам, безусловно, это тоже интересно. Получая биологический материал прямо на станции, мы исключаем дополнительное воздействие на биообъект при посадке. И физическое, и психологическое — стресс. Это чистота эксперимента.

Мышки на станции будут размножаться?

Олег Орлов:

Пока об этом речь не идет.

С какими новыми медицинскими рисками столкнулись ученые на МКС? Я читала, например, о результатах обследования некоторых западных астронавтов: после полета у них резко падала острота зрения. Потом восстанавливалась. Как это объясняют специалисты?

Олег Орлов:

У наших космонавтов подобное никогда не отмечалось. Поэтому ученые осторожны с комментариями. Мы договорились проблему изучать, в том числе и в годовом полете. Разработаны специальные методики. Если обнаружится системный риск, постараемся свести к минимуму. Если это связано с чем-то еще, например, излишним увлечением силовыми тренажерами в условиях космоса, выработаем рекомендации.

Исследования показали, что при долгом пребывании в невесомости сердце космонавта округляется на 9,4%. Это опасно?

Олег Орлов:

Эти изменения носят функциональный характер, связанный с особенностью кровообращения, сердечной динамики и перераспределением жидких сред в условиях космоса. Поэтому здесь какого-то клинического риска нет.

А что за опыты планируются по созданию искусственной гравитации на борту станции?

Олег Орлов:

Очень интересная тема. Если удастся ее решить, то это будет универсальное средство, которое позволит нивелировать все негативные эффекты невесомости в космическом полете. В чем смысл? Искусственную гравитацию можно создать двумя путями. Первый: закрутить корабль или заставить вращаться его часть. Внутри этого вращающегося объекта за счет центробежных сил создается гравитация.

Это реально?

Олег Орлов:

При нынешнем уровне технологий — да, и инженеры над этим работают. Хотя дорого. Но есть и нюанс: наш вестибулярный аппарат обязательно ответит на постоянное длительное вращение. И его реакция может носить столь выраженный характер, что о работоспособности космонавта впору забыть. В свое время в институте был экспериментальный стенд — «вращающаяся комната». Проводились исследования: по многу дней испытатели и жили в ней, и работали. Так что мы знаем примерно параметры вращения, которые человек может вынести. Но в целом это сложная задача.

Другая возможность более прагматична — создание центрифуги короткого радиуса на борту станции. Космонавт помещается в нее лишь на какое-то время для восстановления кровообращения и функций других физиологических систем. В момент ее вращения, за счет все тех же центробежных сил, происходит перераспределение крови в направлении ног.

То есть возникает «тяжесть» — эффект гравитации?

Олег Орлов:

Да. Такая центрифуга может стать очень серьезным элементом комплексной системы профилактики в межпланетных полетах. С прицелом на Луну и Марс подобные работы активно ведут и американцы, и европейцы. Причем сразу на нескольких базах в разных странах. Не отстают японцы и китайцы. Естественно, мы тоже занимаемся. У нас хороший задел.

Есть конкретный проект?

Олег Орлов:

Стенд, который был когда-то в ИМБП, мы передали клиницистам, и он стал основой «гравитационной медицины». А мы создали новый, на котором начинаем отрабатывать методику применения искусственной гравитации. Будут сформулированы требования к бортовому варианту центрифуги: чтобы инженеры могли планировать ее размещение на перспективных космических модулях и аппаратах. Нужно работать очень интенсивно, чтобы не потерять приоритет российской науки в этом направлении. Рассчитываем на поддержку Роскосмоса.

Американцы предложили провести серию годовых полетов. Хотят по полной использовать возможности МКС?

Олег Орлов:

Все страны — участницы программы МКС рассматривают станцию, как научную платформу для отработки научно-технических решений межпланетных полетов. В этом смысле годовые полеты полезны. Сколько их будет — вопрос не к медикам и ученым. Мы только «за». Но здесь должны решать космические менеджеры: задача более широкая, чем просто научная.

Расскажите о средствах виртуальной земной реальности, которые могут использоваться в годовом полете.

Олег Орлов:

Это специальная аппаратура, достаточно сложная. Тут определенная математика, программное обеспечение в 3D и т. д. Получается полная иллюзия трехмерного пространства и присутствия. Человек может передвигаться по далекой планете. И он же может ходить по лесу, плыть под водой видеть морских рыбок. Может помогать соседу по даче. Воссоздаются все эффекты воздействия непосредственно на организм. Виртуальная реальность может быть очень хорошим средством психологической профилактики и поддержки.

Скажите, а почему космонавты жалуются, что на МКС очень шумно?

Олег Орлов:

Это одна из серьезных проблем. Существует мнение: система медико-биологического обеспечения космических полетов достаточно хорошо отработана и эффективна. Есть нормативы, есть средства профилактики. Создается новый космический корабль — там все это «будем иметь в виду»… Такой подход не правильный, если не сказать — порочный. Почему? Нельзя разрабатывать модули, аппараты и корабли, не учитывая изначально требования медиков. Так что работаем с конструкторами.

Действительно, на российского космонавта приходится в семь раз меньше объема жилого пространства, чем на астронавта?

Олег Орлов:

Увы.

А как долго можно вообще находиться в космосе?

Олег Орлов:

Вопрос не медицинский, скорее философский. Какая цель длительного пребывания? Чем оно должно закончиться? Поселением в космосе или все-таки возвращением на Землю? Отсюда и задачи перед системой профилактики: облегчить встречу с невесомостью, поддержать работоспособность в полете, подготовить к возвращению на Землю. Система профилактики применяется всегда. Но космонавты выходят из спускаемого аппарата по-разному. Кто-то сам — и сразу начинает отжиматься. А кого-то выносят на руках.

Кто отжимался?

Олег Орлов:

Самый уникальный — Валерий Поляков. Он вернулся из космоса в безупречном состоянии. Но он космонавт-врач. Не просто выполнял полностью все предписания с Земли, но еще и дополнял их. Его опыт — иллюстрация к тому, как может вести себя человек после длительного перелета к Марсу или на астероид. Подобную программу с имитациями работы на поверхности другой планеты мы проводим совместно с Центром подготовки космонавтов.

В ИМБП вводится в эксплуатацию Международный центр по изучению пилотируемых полетов. Какая научная программа?

Олег Орлов:

Сюда переедет часть лабораторий института. Основной упор сделан на создание комплексной исследовательской базы для исследований по межпланетной программе. Там будет клиническая экспериментальная база для исследований с иммерсией и гипокинезией. То есть по моделированию эффектов невесомости. Идут контакты по международной кооперации: на уровне отдельных организаций и агентств, международных объединений. Уже сейчас ведем конкретные переговоры по проведению международных исследований.

Это может быть еще одна имитация полета на Марс, как проект «Марс-500»? Или имитация создания лунной базы?

Олег Орлов:

«Марс-500» лишь первый, пристрелочный эксперимент. Предстоит большая работа по отработке элементов обеспечения межпланетных полетов.

Говорят, что китайцы просят рассмотреть возможность исследований, которые связаны с длительным пребыванием китайского астронавта на МКС?

Олег Орлов:

У нас давние контакты. В том же эксперименте «Марс-500» участвовал китайский испытатель, и китайские партнеры были полноправными участниками программы. Сейчас все в стадии развития.

Какие научные эксперименты запланированы в институте на 2015 год?

Олег Орлов:

У нас очень интересные задачи. Возьмем биоспутники: был «Бион-1», прошел «Фотон». Сейчас начинается обсуждение программы «Бион-2». Мы провели «круглый стол», очень интересный, с участием иностранных партнеров. Новый аппарат будет летать вдвое выше. Это позволит получить уникальные данные о влиянии космической радиации на биобъекты, чтобы впоследствии лучше подготовиться к полету человека в дальний космос, в том числе, на Марс. И это только одно из направлений нашей работы.

Визитная карточка

Олег Игоревич Орлов, первый заместитель директора ГНЦ РФ — Института медико-биологических проблем РАН, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН.

Выпускник 1-го Московского медицинского института им. И.М. Сеченова и Академии народного хозяйства при правительстве РФ. Специалист в области космической физиологии и гравитационной биологии, космической медицины.

Автор более 100 научных работ, в том числе монографий,изобретений и патентов, учебных пособий. Член Совета РАН по космосу, а также ряда других координационных органов РАН и Роскосмоса. Участник международных рабочих групп по космической медицине.

Кто долго летал в космосе

Владимир Титов и Муса Манаров впервые в мире, с 21 декабря 1987 года отработали на станции «Мир» 365 суток 22 часа 38 минут 58 секунд.

Валерий Поляков во второй раз улетел в космос 8 января 1994-го, а вернулся 22 марта 1995-го: звездная командировка длилась 437 суток 18 часов. Это абсолютный рекорд продолжительности работы на орбите за один полёт.

Сергей Авдеев свой третий космический полёт выполнил 13 августа 1998 года — 28 августа 1999 года: провел в невесомости 379 суток 14 часов 51 минута 10 секунд.

Почти враждебная стихия

Даже физические упражнения в невесомости становятся тяжелым испытанием. В отличии от участников полугодовых посещений, «долгожители» уделяют физическим тренировкам намного больше времени. «Если в прошлом полете я занимался по часу-полтора в сутки, то теперь не менее двух часов», — объясняет Корниенко.

Физические нагрузки важны для сохранения здоровья. Специальные программы упражнений предотвращают потерю плотности костных тканей и мышечную атрофию, от которой страдали обитатели космических станций в прошлом. Но условия космоса действуют и на иммунную систему. Ученые высказывают опасения, что перераспределение жидкостей в теле, вызванное микрогравитацией, приводит к повышению внутриглазного давления и другим последствиям.

В общем, что ни говори, а космос остается для человека довольно враждебной стихией. Эти негативные факторы и изучаются в длительной экспедиции Корниенко.

Но человек не был бы человеком, если бы не приспособился. МКС для космонавтов становится родным домом. Михаил и Скотт за одиннадцать месяцев и вовсе почувствовали себя хозяевами станции. «Прибывающих встречали как дальних родственников», — улыбается Корниенко.

За одиннадцать месяцев здесь сменилось четыре экспедиции. Корниенко работал бок о бок с иностранцами, с россиянами А.Н. Шкаплеровым, Г.И. Падалкой, самарским космонавтом О.Д. Кононенко. Сегодня рядом с ним С.А. Волков и Ю.И. Маленченко.

«Родственники» привозили новое оборудование и расходные материалы. А еще долгожданные свежие фрукты и овощи, подарки от родных.

Год в невесомости: Михаил Корниенко рассказал, как он жил в космосе

Космонавт Михаил Корниенко несколько дней назад вернулся на Землю после годового пребывания в невесомости. Герой России рассказал в интервью Роскосмосу, каково оказаться дома после долгого полета в космосе.

«Контраст по-настоящему разительный, потому что на станции воздух выхолощенный – постоянно работают системы кондиционирования, очищения воздуха. Там, конечно, нет «живого» запаха. А когда после долгого полета прилетаешь на Землю, и открывается люк спускаемого аппарата, то кажется, что тот воздух, что идет в кабину, можно действительно резать ножом и намазывать на хлеб. Конечно это метафора, но она в значительной мере соответствует тому, что чувствуешь после приземления», — пояснил Корниенко.

Космонавт признался: несмотря на то, что предыдущая экспедиция длилась лишь 177 суток, она далась ему гораздо сложнее.

«Есть различия, но как это не странно прозвучит, сейчас я чувствую себя значительно лучше, чем после первого полета. Потому что у меня есть опыт, организм помнит, что такое реадаптация. Я понимал, как надо заниматься на станции, что надо делать», — объяснил космонавт.

Сложнее всего, отметил Корниенко, в первые полгода в космосе. Тяжело осознавать, что впереди долгие месяцы сложной работы вдали от семьи и Земли.

«Само психологическое осознание этого очень давит. Причем это не только мое ощущение, точно такое же ощущение было и у Скотта (Скот Келли — прим.ред). Он мне первым сказал: «Миша, сегодня мы с тобой преодолели Рубикон». То есть мы перевалили за половину и начали «спускаться с горки». Тогда стало легче! Прилетели новые люди – Олег Кононенко, Сергей Волков. Когда Юра Маленченко прилетел, то время приблизилось совсем близко к посадке. Поэтому вторую половину полета я гораздо легче перенес», — вспомнил Корниенко.

Сейчас космонавт проходит период адаптации в профилактории Звездного городка: он будет длиться еще 20 дней. 25 марта начнется второй этап реабилитации – это санаторный восстановительный этап. После приземления Корниенко так и не удалось провести время со своей семьей.

«Моя жена сюда приехала, но еще не было возможности видеть всех моих родных. Я внука еще не видел и дочку тоже. Встреча со всеми родными и близкими еще впереди», — говорит Герой России.

Не смог Корниенко и попрощаться со Скоттом Келли после приземления. Космонавт признался, что скучает по своему коллеге, с которым успел подружиться.

«Мы с ним общались Жезказгане, где была официальная встреча. Там мы обнялись, Скотт полетел на самолете НАСА в Хьюстон, а мы в Звездный городок. Но я могу сказать, что наша дружба только укрепилась! Скотт очень хороший человек и специалист. Никаких конфликтных ситуаций за год у нас не было, и желания отдохнуть друг от друга тоже не возникало. Наоборот, я очень жду, когда он прилетит сюда в Звездный городок через 20 дней на официальную встречу, и даже уже скучаю».

На вопрос, готов ли Корниенко повторить свой полет, он отвечает:

«Да, безусловно, у меня такие планы есть, я готов! Я реабилитируюсь очень хорошо сейчас, потому что есть опыт уже. Думаю, что через достаточно короткое время, где-то через полгодика я пройду медицину, и у меня есть в планах – слетать еще один раз».

Салатная история

«Когда есть время, космонавты и астронавты смотрят вместе кино, собираются за общим столом. Как дома. Например, «Марсианина» мы увидели намного раньше, чем он вышел на экраны на Земле», — рассказывает Корниенко. — «Звездные войны» прислали недавно. Устроили совместный просмотр по традиции в субботу».

Всеобщее воодушевление испытали обитатели станции, когда дегустировали листья настоящего салата, выращенного на американском сегменте МКС. «Скотт Келли принес его на пятничный ужин, — рассказывает космонавт. -У салата был ярко выраженный салатный вкус. Может быть, я и отвык от зелени, но он показался не парниковым, по-земному свежим».

Кстати, на борту орбитального комплекса «Мир», в первой на планете автоматической оранжерее «Свет», с 1990 по 2000 год россияне провели шесть экспериментов по выращиванию салата и других салатных культур, а также редиса и пшеницы. Потом появилась оранжерея «Лада». Горох в ней дал четыре поколения — хватило бы на марсианскую экспедицию. В перспективе в новом оранжерейном устройстве «Лада-2» планируется вырастить сладкий перец.

Космонавты ждут его доставки на МКС с нетерпением. Забота о росточках в долгом полете вносит в их жизнь разнообразие и тепло. Не секрет, что в космосе у людей обостряются все чувства. Особенно любовь к тому, что осталось на Земле.

«Я скучаю по земной природе. Еще в прошлом полете попросил присылать фотографии со среднерусскими пейзажами. В бумажном, а не электронном варианте. Прислали и на этот раз. Мы их развесили по нашему модулю. Летишь мимо фотографии, а на ней лес, тропинка вдаль уходит, дальше — озеро… Зацепишься взглядом за картинку и на душе радостно становится», — делится Корниенко.

Профессиональная биография

Михаил Корниенко не всегда был связан со звездным небом. После окончания МАИ Михаил Борисович около 6 лет служил в милиции Москвы. В 1986-1991 годах он работал инженером на космодроме Байконур и в московском «Конструкторском бюро машиностроения». После чего в течение года возглавлял технический отдел ОАО «Трансвосток».

В 1993-1995 гг. Михаил Борисович становится директором Товарищества с ограниченной ответственностью «Эстэ». В 1995 году Михаил Корниенко снова возвращается в космическую отрасль. Он работает в качестве инженера «Отдела подготовки космонавтов к деятельности вне космоса» в Ракетно-космической корпорации им. С.П. Королева.

Корниенко Михаил Борисович, космонавт: биография, семья, награды - новости образования и науки на News4Smart.ru

Михаил Борисович признался в том, что на его желание стать космонавтом повлиял отец, принимавший участие в поисковых и спасательных работах на аэродроме «Упрун». Корниенко-старший помогал искать самых первых космонавтов, способствовал эвакуации экипажей после их приземления на землю.

В начале февраля 1998 года Михаил Корниенко официально включен в состав отряда космонавтов РКК «Энергия». С начала 1998 года по 1999 год он проходил курс общекосмической подготовки. В результате он успешно прошел государственный экзамен. И в 1999 году Корниенко была присвоена квалификация «космонавт-испытатель».

Селфи на фоне МКС

Из космоса Земля тоже выглядит фантастически красиво. Особенно это заметно во время выхода в открытый космос. Михаил признается, что в это время испытывает необыкновенные ощущения и старается сохранить их в своей памяти. Хотя и отмечает, что заниматься созерцанием родной планеты космонавтам особо и некогда.

Второй в своей практике и единственный выход во время нынешней орбитальной командировки Корниенко совершил вместе со своим коллегой — Геннадием Падалкой. Пределы МКС они покинули 10 августа прошлого года.

«Любой выход сопряжен с риском. Приходится работать в экстремальных условиях. Тяжело и физически — скафандр весит 120 килограммов. Вся нагрузка — на руки. Когда Солнце уходит, мгновенно ощущается холод от поручней. Втянешь руки в скафандр, погреешь немножко — и за работу. Наши перчатки не греют, в отличие от американских», — объясняет космонавт.

То в тени, то на свету МКС оказывается, потому что облетает Землю с первой космической скоростью. Температура за бортом меняется от +100 градусов до -100 градусов и больше. Эти внекорабельные «прелести» космонавты испытывают на себе. В российском скафандре есть система защиты от перепада температур: на солнечной стороне тепло отводится, а в тени хватает накопленного тепла. В новых скафандрах «Орлан — МКС», которые доставят на орбиту, будет тепло и рукам — там предусмотрена специальная система терморегулирования.

Августовский выход в открытый космос запомнился Михаилу напряженной и эффективной работой. Раньше во время входа МКС в тень работа космонавтов приостанавливалась. На этот раз они использовали мощные фонари на своих шлемах и трудились даже в тени.

«Мы успели выполнить все поставленные задачи за 5 часов 34 минуты, практически на час раньше намеченного времени», — рассказывает Корниенко. На память об этом выходе он прислал нам свое селфи на фоне Земли.

«Марсиане» вернулись: Космонавты успешно приземлились после года на МКС

Ну вот и еще один шажок на пути к Марсу сделан.

Домой вернулись космонавт Михаил Корниенко и астронавт Скотт Келли. Они отработали на Международной станции почти год — 341 день. Вместе с ними приземлился Сергей Волков (у него на этот раз налет 182 дня).

о комментариев

Однако, приключения «марсиан» с возвращением на землю на закончились. Для Михаила и Скотта на первые дни после полета приготовлены новые эксперименты. Дело в том, что одна из главных проблем при подготовке пилотируемой экспедиции на Марс – как сохранить работоспособности экипажа к тому времени, когда марсолет доберется до места назначения? Работать в невесомости – это одно. Уже через несколько дней организм космонавта привыкает к обстановке и в общем-то нареканий на выполнение заданий за все годы существования орбитальных станций ни и ученых, ни у сотрудников Центра управления полетами почти не было. А вот смогут ли космонавты действовать точно и умело прилетев на Марс? Даже после возвращения из полугодовых полетов на МКС у экипажей заметны проблемы с ориентацией в пространстве, они находятся достаточно долго на реабилитации.

о комментариев

У «марсиан» времени на то, чтобы прийти в чувство не будет. Им придется надеть тяжелые скафандры и начать исследования Красной планеты. Иначе зачем летели?

«Марсиане» вернулись Фото: REUTERS

«Марсиане» вернулисьФото: REUTERS

Поэтому важные эксперименты с теми, кто отработал год на орбите, начнут проводить сразу после приземления. Как будут «мучать» космонавтов я попросил рассказать заместителя директора по науке Института медико-биологических исследований Георгия Ивановича Самарина.

о комментариев

— На месте посадки, если не будет сильного ветра, снега или дождя, сразу же развернут палатку. Там собираются провести эксперимент, который называется «Полевой тест», — объясняет мне ученый. – Это совместная работа наша с американцами. Нам важно исследовать состояние мышечной и вестибулярной систем космонавтов. Космонавты ходят по полоске – это так называемый тандемный ход: пятка-носок — а врачи смотрят – качается человек или нет. Есть тесты на равновесие. Например, нужно перешагнуть через ступеньку.

Если погоды на месте посадки не будет – палатку развернут в Караганде на промежуточном аэродроме. С него потом экипаж улетает в Москву.

Эксперимент будет проводится на нулевые сутки, на 5-ые, 12-ые…

А на 2-ой и 4-ый день после приземления Корниенко будет участвовать в эксперименте «Созвездие», которое проводит Центр подготовки космонавтов. На Михаила наденут скафандр и ему придется погружаться в бассейн, выполнять работы. Его будут мучать, раскрутив на центрифуге. Это важно, чтобы понимать насколько работоспособен будет космонавт, прилетев на Марс.

Ну вот и еще один шажок на пути к Марсу сделанФото: REUTERS

о комментариев

Мы такое уже проделывали

— Георгий Иванович, а ведь что-то подобное, насколько я помню, проделывали с космонавтами Анатолием Левченко и Игорем Волком. Один был посажен за штурвал самолета после 7 суточного полета в космос, а другой – после 11-суточного…

— Да, и они без проблем управляли самолетам, настолько были тренированные люди. И Левченко, и Волк — из группы пилотов «Бурана». Опытные летчики-испытатели. Тогда выясняли смогут ли они посадить челнок если откажет автоматическая система управления (в нашем «Буране», в отличие от американских шаттлов, посадку должна была осуществлять автоматика – А.М.).

о комментариев

— Но был же еще врач ИМБП Валерий Поляков, который провел на орбите рекордные 437 суток?

— Дело не в длительности полета, а в проводимых исследованиях. Мы полеты Полякова, Манарова – космонавтов, которые провели на орбите по году и больше — изучили. С нашей точки зрения, сейчас нет никаких ограничений для полетов космонавтов на год и дольше. Но, как всегда, ученые продолжают исследования. Американцы считают, что невесомость и факторы космического полета влияют на зрение. В эксперименте «Перемещение жидкостей» этому уделяют большое внимание.

Интересно, что у американских астронавтов зрение портится, а у наших никаких изменений зрения не выявлено. У нас есть версия. У нас во время физических тренировок на орбите основной упор сделан на беговую дорожку и велоэргометр. А американцев больше нагрузки на спину, есть специальный тренажер поднятие тяжестей. Но во время таких тренировок идет прилив крови к голове и это может как-то отражаться на зрении. Наша же система отработана еще на «Салютах». И она показала свою эффективность. Поляков вернулся через полтора года и дал сто очков тем, кто летал в три раза меньше, потому что четко выполнял все рекомендации.

Они отработали на Международной станции почти год — 341 деньФото: REUTERS

о комментариев

Перекрестные эксперименты

— А какими исследованиями «марсиане» занимались на МКС?

— Есть американские и российские эксперименты. Есть совместные эксперименты — например, то же «Перемещение жидкостей». Есть исследования перекрестные, где российский космонавт делает американские эксперименты, а американский – российские. Правда, тут есть некоторое неравенство. Скотт Келли делал три наших психологических эксперимента, а Михаил Корниенко — шесть американских.

о комментариев

— И что вы просили сделать Скотта?

— Эксперимент «Пилот». Келли его выполнял с большим интересом. Он на тренажере управляет кораблем, а исследователи оценивают насколько он точно выполняет задачи. Два эксперимента психологические. Космонавт оценивает своих коллег – насколько ему комфортно с ним работать – и с коллегами-космонавтами, и с оператором ЦУПа, Это эксперименты конфиденциальные, никогда в печати не будет публиковаться как космонавты оценивали друг друга в полете.

о комментариев

Американские эксперименты, которые делал Корниенко, завязаны на исследование органов зрения, проверку реакции, исследования состояния сна и бодрствования. Когда результаты будут обработаны мы договорились, что передадим свою честь американцам, а они поделятся своими результатами с нами.

о комментариев

КСТАТИ

На МКС впервые в истории расцвели цветы

Американский астронавт Скотт Келли, который находится на Международной космической станции, сфотографировал распустившийся у них цветок астры-цинии (подробности)

о комментариев

Космонавт Сергей Волков по просьбе землян фотографирует их города с орбиты

Начну с банальной фразы: Сергей Волков – один из самых активных российских космонавтов. В том смысле, что сейчас 43-летний житель Звездного городка находится уже в третьем длительном полете на Международной космической станции. Суммарный налет у него больше 500 суток (подробности)

о комментариев

Чемоданное настроение

Землю фотографируют космонавты часто. По намеченным программам и заданиям ЦУПа (Центра управления полетами) и по велению души.

«У каждого из нас есть свои примечательные уголки на Земле. Когда я знаю, что окажусь над моей родиной Сызранью или над Москвой, где сейчас живу, стараюсь запечатлеть их. Если нет облаков. Москву, например, видно под углом градусов в 40, — рассказывает Михаил. — Интересно наблюдать ледники Патагонии, которые практически всегда хорошо видно. По динамике изменения ледников можно видеть, как меняется климат на нашей планете».

С грустью рассказал Корниенко о том, что лед на вершине горы Килиманджаро растаял. А ведь в 2007 году наш земляк совершил восхождение на эту высочайшую вершину в Африке.

Однажды, во время связи с радиолюбителями, а они часто «выходят» на космонавтов, Михаил общался с альпинистами, которые покоряли Эльбрус. «Они обещали меня взять с собой на следующее восхождение», — сообщил космонавт.

Как скоро это будет — он не знает. Хотя планы на будущее и мысли о возвращении на Землю становятся для него все более четкими. «У меня уже чемоданное настроение», — признается Корниенко.

Материалы по теме

Полет Гагарина в космос

Космонавт Корниенко Михаил Борисович

Наработав 3-хлетний стаж в РКК «Энергия», Михаил Корниенко прошел медицинское обследование и Государственную межведомственную комиссию, в результате чего в феврале 1998-го года был принят в отряд космонавтов данного предприятия. В течение года (март 1998-го – ноябрь 1999-го гг.) проходил общекосмическую подготовку в центре подготовки космонавтов. 1 декабря 1999 года, успешно сдав экзамены, Михаил Борисович получил квалификацию «космонавт-испытатель».

А Вы смотрели: Космонавт Савиных Виктор Петрович

До 2010-го года космонавт Корниенко проходил ряд различных тренировок, в том числе по выживанию в безлюдных местах в течение двух суток, а также симуляция посадки корабля на воду, у берегов Севастополя. Также в 2007-м году Михаил Борисович успешно провел восхождение на высочайшую точку африканского континента – вулкан Килиманджаро.

Дембельский рекорд

Космонавты в шутку стали сравнивать свою работу с армейской службой. Проведенные во время «службы» дни в календаре не перечеркивают. Зато, по аналогии с армейской градацией, сейчас на борту находятся три «дембеля»: Корниенко, Волков и Келли.

«Однажды, когда с нами был Олег Кононенко, мы решили пошутить. В конце очередного сеанса связи с ЦУПом нас спросили, есть ли вопросы. Я попросил Олега: «Узнай, сколько мне до дембеля осталось!» Он спросил. В ЦУПе повисла тишина. Мы объяснили, что пошутили, — рассказывает космонавт. — А потом мне стали постоянно сообщать: «Михаил Борисович, Вам до дембеля — столько-то дней».

Сегодня нашему земляку до посадки осталось 20 дней. Если к 321 дню нынешнего пребывания Корниенко на орбите прибавить еще 177 суток из предыдущей орбитальной экспедиции, то через два дня, в ближайшее воскресенье, он установит рекорд — 500 дней суммарного пребывания в космосе.

Корниенко Михаил Борисович

Российский летчик-космонавт. Герой Российской Федерации. Ведущий специалист отряда космонавтов ЦПК имени Юрия Алексеевича Гагарина. Дважды выходил в открытый космос.

Михаил Корниенко родился 15 апреля 1960 года в городе Сызрань, Самарская область. Вскоре семья переехала в Челябинск, где в 1977 году парень окончил среднюю школу № 15. Затем в течении двух лет проходил срочную службу в воздушно-­десантных войсках Вооруженных Сил. Служил в 104­-й гвардейской воздушно­-десантной дивизии. С 1980 по 1986 год работал в московской полиции. В 1987 году окончил вечернее отделение Московского авиационного института и получил специальность инженера-­механика жидкостных ракетных двигателей.

С 1986­ года на протяжении пяти лет работал инженером в Конструкторском бюро общего машиностроения в Москве и на Байконуре. В начале 1990-х годов являлся директором производственно-­технического отдела ООО «Трансвосток». В январе 1993 года назначен генеральным директором ТОО «ЭСТЭ». С апреля 1995 года и до зачисления в отряд космонавтов работал инженером второй категории ракетно-космического комплекса «Энергия» в отделе подготовки космонавтов к внекорабельной деятельности.

В начале 1997 года Корниенко прошел медицинское обследование в Институте медико­биологических проблем и получил допуск к специальным тренировкам. Однако состоявшаяся в июле 1997 года мандатная комиссия РКК «Энергия» не допустила его на Государственную комиссию, которая состоялась 28 июля, из­-за недостаточного стажа работы на предприятии.

Через семь месяцев на очередном заседании ГМВК, состоявшемся 24 февраля 1998 года Михаил Борисович отобран в отряд космонавтов РКК «Энергия», а уже через месяц приказом президента РКК «Энергия» назначен на должность кандидата в космонавты­испытатели отряда космонавтов Ракетно-Космический Комплекс «Энергия».

С 16 марта 1998 по 25 ноября 1999 года проходил общекосмическую подготовку в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. В начале декабря 1999 года решением Межведомственной квалификационной комиссии присвоена квалификация «космонавт­-испытатель». В феврале 2000 года Корниенко назначен на должность космонавта-испытателя отряда космонавтов РКК «Энергия». С 7 февраля 2000 года проходил подготовку в составе группы космонавтов по программе Международной Космической Станции.

В августе 2001 года на заседании Межведомственной комиссии Корниенко утвержден в качестве бортинженера дублирующего экипажа МКС­-8Д. В том же месяце приступил к подготовке в составе экипажа вместе с Лероем Чиао и Джоном Филлипсом. В марте 2002 года Джона Филлипса заменил Чарлз Камарда. После катастрофы Columbia подготовка прекращена, а экипаж расформирован.

В феврале 2003 года Михаил Борисович переведен на общую подготовку по программе МКС. В конце июля 2005 года включен в состав смешанной группы космонавтов, получившей обозначение «МКС­-15/16/17», из состава которой сформированы экипажи 15-­й, 16­-й и 17-­й экспедиций на Международную Космическую Станцию. В середине августа 2005 года приступил к подготовке в составе этой группы в Центре Подготовки Космонавтов.

С 23 по 25 января 2006 года в составе условного экипажа вместе с Романом Романенко и Гарреттом Рейзманом участвовал в двухсуточном экзамене на умение выжить в безлюдной местности в случае аварийной посадки аппарата. Экзамен проходил в подмосковном лесу. В августе 2007 года совершил восхождение на высочайшую точку Африки: вулкан Килиманджаро.

В середине марта 2010 года в Центре подготовки космонавтов вместе с Александром Скворцовым и Трейси Колдвелл­-Дайсон сдал предполетные экзамены с оценкой «отлично». Межведомственной комиссией 1 апреля 2010 года утвержден в качестве бортинженера корабля «Союз ТМА­-18» и 23/24­-й основных экспедиций Международной Космической Станции.

Первый космический полет Михаил Корниенко совершил с 2 апреля по 25 сентября 2010 года в качестве бортинженера космического корабля «Союз ТМА-­18». Стартовал вместе с Александром Скворцовым и Трейси Колдвелл-­Дайсон. Продолжительность полета составила 176 суток 1 час 18 минут 38 секунд. Во время полета совершил один выход в открытый космос.

Указом Президента Российской Федерации № 433 от 12 апреля 2011 года за мужество и героизм, проявленные при осуществлении длительного космического полета на Международной космической станции, космонавту­ испытателю ОАО «Ракетно­космическая корпорация «Энергия» имени Сергея Королева» Корниенко Михаилу Борисовичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия — медали «Золотая Звезда».

В начале марта 2020 года космонавт начал прохождение комплексных тренировок в качестве бортинженера основного экипажа корабля вместе с командиром корабля Геннадием Падалкой и бортинженером Скоттом Келли. Позднее состоялась экзаменационная тренировка на российском сегменте МКС. Вскоре экипаж сдал зачетную тренировку на тренажере ТПК «Союз ТМА-М».

Второй космический полет Михаил Корниенко Совершил с 27 марта 2020 по 2 марта 2020 года в качестве бортинженера-1 корабля «Союз ТМА-16М» вместе с Геннадием Падалкой и Скоттом Келли. Во время полета совершил один выход в открытый космос продолжительностью 5 ч 34 мин.

Общая продолжительность двух космических полетов составила 516 суток 10 часов 00 минут. Время проведенное в открытом космосе 12 часов 16 минут.

В начале марта 2020 года принял участие в первом и втором этапе эксперимента «Созвездие», который проводился для изучения возможностей человека при полетах в дальний космос и проведения работ на поверхности Марса и Луны.

Михаил Корниенко 1 декабря 2020 года по собственному желанию перевелся с должности инструктора-космонавта-испытателя первого класса на должность ведущего специалиста отряда космонавтов Центра подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина.

Награды Михаила Корниенко

Награды Михаила Корниенко

Герой Российской Федерации и Летчик-космонавт Российской Федерации (12 апреля 2011 года) — «за мужество и героизм, проявленные при осуществлении длительного космического полета на Международной космической станции»

Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (12 июля 2017 года) — за мужество и высокий профессионализм, проявленные при осуществлении длительного космического полета на Международной космической станции

Знак отличия «За заслуги перед городом Сызрань»

Награжден ведомственной наградой Роскосмоса знаком Гагарина

Семья Михаила Корниенко

Семья Михаила Корниенко

Отец — Корниенко Борис Григорьевич, (1928 — 1965), военный летчик, погиб в авиакатастрофе. Мать — Корниенко Фаина Михайловна, 1931 г.р., на пенсии. Брат — Корниенко Сергей Борисович, 1954 г.р., подполковник в отставке.

Жена — Корниенко (Савостина) Ирина Анатольевна, 1958 г.р., врач поликлиники №102 г.Москвы. Дочь жены от первого брака — Савостина Наталия Юрьевна, 1982 г.р.

14.04.2020

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: